Приветствую Вас Гость | RSS
Вторник
19.03.2019, 22:28
Главная История России Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
РАСПУТИН [21]
Жизнь и деятельность Г. Распутина.
Сто сталинских соколов [40]
Федор Яковлевич Фалалеев
История Руси [77]
страна и население древней руси после начала государства
Повесть Временных лет [56]
"Повесть временных лет" - наиболее ранний из дошедших до нас летописных сводов.
Россия (СССР) в войнах второй половины XX века [76]
Полный сборник платформ всех русских политических партий [57]
Манифестом 17-го октября положено основание развитию русской жизни на новых началах
Ближний круг Сталина [89]
Соратники вождя
Величайшие тайны истории [103]
Хроники мусульманских государств [81]
Дворцовые секреты [145]
Война в Средние века [52]
Хронография [50]
Тайная жизнь Александра I [89]
“Пятая колонна” Гитлера [34]
Великие Россияне [105]
Победы и беды России [39]
Зигзаг истории [33]
Немного фактов [65]
Русь
От Екатерины I до Екатерины II [71]
Гибель Карфагена [48]
Спартак [102]
О самом крупном в истории восстании рабов.

Популярное
Война и чума
Ген.-лейт. Кановницын ген.-фельдм. кн. Кутузову, 19 сентября 1812 г.
Солон-миротворец
Израильтяне, иудеи. Моисей
Александр в Тире и Египте
Монолог Прометея
Александрийская библиотека

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Статьи » Россия (СССР) в войнах второй половины XX века

Гнев и огонь
Репортаж корреспондента А. Сердюка с советско-китайской границы

Поле густо покрыто саксаулом. Дует евгей, тормоша жесткие бледно-зеленые кустики. Ветер горячий, знойный — он ворвался сюда через Джунгарские ворота с пустыни Гоби. Ветер смерти, как называют его. [178] Клубится над дорогой, окутывая нашу машину, желтая пыль. Дорога пересекает все поле, упираясь в гряду синеватых сопок. А дальше — граница, рубеж с Китаем.
Сопки встают одна за другой. Чем ближе граница, тем отчетливее видны их вершины. Но где же та, на которой только позавчера шел бой?
Лейтенант Евгений Говор, сопровождающий нас, наверное, видит ее и с закрытыми глазами. Теперь она все время стоит перед его мысленным взором. Сопка, на которой сражались люди его заставы...
В ночь на 13 августа на границу ушли усиленные наряды. Начальнику заставы помогал офицер штаба части капитан Теребенков. Он тоже ушел на участок. Был тихий звездный вечер. Евгей неожиданно угомонился, и с гор потянуло прохладой. Гряда сопок таинственно молчала, оттуда не доносилось ни единого звука. И все же чем-то не нравилась эта тишина, что-то недоброе таилось в ней. Предчувствие? Может быть. Но солдаты собирались в наряды с какой-то особенной серьезностью, тщательнее обычного проверяли оружие и снаряжение, точно, слово в слово, повторяли приказ на охрану границы.
В три часа ночи на левый фланг участка отправился наряд, возглавляемый сержантом Михаилом Дулеповым. Начальник заставы, придавая этому флангу особое значение, послал туда наиболее опытного пограничника, инструктора службы собак. Правда, на сей раз с Дулеповым не было Рекса — его верный помощник немного приболел. Без него, конечно, труднее, но ничего не поделаешь...
Дулепов прибыл на самый стык и пошел вдоль контрольно-следовой полосы с левого фланга к центру участка. Он двигался медленно, просматривая и прослушивая местность. Впереди, левее КСП (контрольно-следовой полосы. — Ред.), чуть проступила в темноте сопка Каменная. Дулепов присел, стараясь на фоне более светлого неба осмотреть ее скаты. Голые, каменистые, без единого кустика, они угрюмо темнели в предрассветной мгле. Потом Дулепову показалось, что на гребне сопки что-то шевельнулось. Он сделал еще несколько шагов и опять присел. Теперь вроде бы никого там и нет. Значит, ему все-таки это показалось. А если и на самом деле туда кто-то взобрался? Не мог же он просто так, ни с того ни с сего что-то заметить — ведь это только у страха глаза велики.
Сомнения усиливались. И тогда сержант решил не отрываться от сопки ни на секунду. Находившийся с ним солдат Еговцев прослушивал местность, а он, Дулепов, смотрел только на гребень Каменной. И еще раз там лишь на мгновение появилось какое-то странное серое пятно. Значит, не ошибся!
Дулепов знал, что напротив Каменной, по другую сторону контрольно-следовой полосы, несет службу наряд младшего сержанта Бабичева. Возможно, и тот что-нибудь заметил? Ему-то легче, ведь он ведет наблюдение с помощью прибора. [179]
Пока добрался до Бабичева, сомнения рассеялись, и он сказал своему другу уже определенно:
— Миша, на Каменной — китайцы.
— Ты в этом уверен?
— Да.
— Почему же мы их не засекли? Вот прибор, взгляни. Но в прибор и Дулепов ничего не увидел.
— И все же они там! — сказал он твердо. — Докладывай на заставу.
— А если...
— Тогда доложу сам.
Он позвонил лейтенанту Говору.
Да, на сопке Каменная действительно были маоисты. Провокация, которую они долго и тщательно готовили, начиналась этой августовской ночью. И первым ее обнаружил сержант Дулепов.
Четко заработал сложный механизм взаимодействия подразделений отряда. Истекли считанные минуты, и в район вторжения китайцев прибыли бронетранспортеры, личный состав заставы, резервы соседних застав. Руководить действиями всех этих сил начальник отряда поручил подполковнику Никитенко.
Как дальше развернутся события? Неужели маоисты не очистят советскую землю без применения силы? Неужели придется убеждать их силой оружия, как это было на Даманском? Ведь ясно же, что мы не будем терпеть их на нашей земле — она для каждого из нас священна и неприкосновенна. Лейтенант Говор вооружился мегафоном. Рассвело, и теперь на гребне Каменной даже простым глазом можно было разглядеть китайских солдат. Они заняли окопы. Их было не менее десяти человек.
— Вы нарушили советскую границу, — сказал им через мегафон начальник заставы. — Немедленно отойдите. Мы вас предупреждаем. Нимынь циньжуа суляньды линтху. Нимынь цычай лиц-зи ликкай чжэгэ шань!
Он повторял это в течение десяти-пятнадцати минут, потом на четверть часа замолкал и опять начинал повторять. Думалось, образумятся, уйдут. Но прошло ровно два часа, а нарушители и не думали очищать захваченную сопку. Более того, они углубляли окопы, непрерывно работая лопатами.
Наблюдатели доложили: китайские солдаты занимают позиции и на склонах дальних сопок, не только на своей, но и на нашей территории. Что это? Не иначе, как поддержка нарушившим границу. И наконец на левом фланге, со стороны поста Теректы, показалась еще одна группа китайцев из двенадцати человек. Они перешли границу и двигались вдоль нашей КСП в направлении сопки Каменная.
Стало ясно: слова не помогут. [180]
— Выведите два бронетранспортера, — приказал подполковник Никитенко младшему лейтенанту Пучкову, — наперерез этой группе. Дайте им понять, что с ними не шутят, но огня не открывать.
Пучков вывел свои бронетранспортеры из укрытия и, подойдя к контрольно-следовой полосе, остановился. Цепочка китайцев приближалась. Они не только не повернули назад, но и ускорили шаг, опасаясь, что бронетранспортеры не подпустят их к сопке и что им не удастся соединиться с окопавшейся там группой.
Над сопками снова прозвучал голос начальника заставы, усиленный мегафоном.
— Нимынь циньжуа суляньды линтху! Вы вторглись на советскую территорию. Вы должны немедленно покинуть ее.
В ответ на это гуманное, в высшей степени терпеливое предупреждение застучал китайский автомат. Пули защелкали о борта бронетранспортеров.
Еще секунду назад была надежда выдворить захватчиков без применения оружия. Теперь же они сами сделали выбор!
На огонь — огонь!
Бронетранспортеры ринулись к сопке. Их поливали свинцом, а они шли. Умело маневрировал своей машиной старший водитель ефрейтор Виктор Пищулев. Он знал, как сражались его товарищи на Даманском. Смелость, решительность — это еще не все. Нужно вести бронетранспортер так, чтобы не подставлять его борта противнику. Нужно все время внимательно следить за полем боя. Появился гранатометчик — бей по нему в первую очередь, не дай выпустить ни одной гранаты...
Склоны Каменной усеяны осколками гранат, пустыми гильзами, опалены огнем взрывов. Группы капитана Теребенкова и старшего лейтенанта Ольшевского уже недалеко от гребня. Но последние метры — самые трудные. И самые опасные. Простреливается буквально каждый шаг. Китайцы, наверное, поняли, что из огненного кольца им не уйти. Если совсем недавно они еще надеялись на подход подкрепления, то теперь надежда рухнула. Сопка окружена. Огневые точки на дальних высотах подавлены. Поддержка не пробилась — ее отбросили за линию границы.
Пограничники поднимаются в решающую атаку. Первым вскакивает связист Виталий Рязанов. Вскакивает молча, строчит из автомата. Очереди длинные, беспощадные. Паренек из Златоуста стал пограничником только осенью прошлого года. На «гражданке» был рабочим, здесь — первоклассный связист. Рослый, коренастый, русоволосый.
Земляку его — Малахову — угнаться за ним трудно: он ниже ростом, слабее физически. Но Рязанов бежит — и Малахов находит в себе силы. Хотя и отстает, но ненамного. Добегут до гребня и там подравняются. [181] А до гребня уже рукой подать. Если считать от Рязанова — не наберется и десяти шагов.
Рязанов на мгновение залег, сменил магазин автомата. Чуть приподнялся на руках, повернул голову к Малахову. Сейчас он снова бросится вперед, и это уже будет последний рывок. Но он почему-то медлит, руки его сгибаются в локтях, и голова неожиданно опускается к земле.
— Витя! — кричит Малахов и бросается к другу. — Витя, что с тобой? Ты живой? Рязанов молчит.
— Ну что же ты, Витя? Гребень сопки рядом. Еще один рывок, и ты первый...
Малахов вздрагивает: только теперь он замечает кровь на лице Рязанова. Опускается, подхватывает на руки и быстро, не теряя надежды, бинтует рану. Бережно спускает друга с сопки, на которую тот поднял не только его, Малахова, но и всех ребят.
Бой длится час. Но спроси у любого солдата, сколько он сражается — не скажет. О времени никто не думает, за часами не следит. Капитан Теребенков вообще остался без часов — осколок гранаты перебил металлический браслет. Рану на руке перевязал рядовой Кирпичев. Граната упала рядом, фуражка пробита в трех местах. Малость задело голову — тоже Кирпичев перевязал. Ранения в общем-то несерьезные: покачал головой — все в порядке. Впереди — окоп, гранаты летят оттуда. Надо предупредить солдат, чтобы следили за гранатами: вылетит из окопа — мгновенно за камень. Он и сам едва успел спрятаться от одной...
Теребенков метнул гранату, когда до окопа оставалось примерно восемь метров. Гулкий взрыв, густой, почему-то очень черный дым и — тишина. Тишина неожиданно воцарилась на всей сопке. Что это — бой окончен? Бой выигран! И солдаты его группы, и солдаты групп старшего лейтенанта Ольшевского и лейтенанта Говора задачу свою выполнили.
Бой длился ровно шестьдесят пять минут. Эта наглая провокация дорого обошлась маоистам: трупы китайских солдат остались на камнях высоты. Остались с цитатниками в карманах, которые не спасли, не помогли.
В числе трофеев, подобранных пограничниками на сопке Каменная, был железный значок с портретом «великого Кормчего». Значок пробит пулей. О нем, возможно, и не следовало бы упоминать, если бы не выгравированная надпись. Иероглифы читаются так: «Пожалован в честь победоносного (?!) отражения агрессии советских ревизионистов на острове Чжэньбаодао»...
Уж не пожаловал ли на далекую от Уссури сопку нарушитель, битый нами еще на острове Даманском? [182]
Сопка Каменная еще хранит следы недавней схватки. Но, как и прежде, на ней стоит советский пограничный дозор. На соседней сопке, там, где во время боя находился командный пункт, тоже дежурят пограничники. Вид у них сейчас фронтовой, службу несут в касках. И обстановка фронтовая: наблюдатели лежат за мешками с песком, прижатыми большими камнями. Ничего не поделаешь... Со стороны Китая дует не только душный, злой евгей. Машина, купленная в кредит может стать тяжким бременем. Рекомендуем продать кредитную машину в Чувашии https://vk.com/autosale21, если ваши финансы не позволяют дальше выплачивать кредит.
Категория: Россия (СССР) в войнах второй половины XX века | Добавил: historays (13.01.2011)
Просмотров: 1509 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Интересное
Год новых революций
Общая характеристика 10-го столетия
А н д р е й - II (1294-1304)
После смерти Суслова
HOMO FERUS (ФЕНОМЕН «МАУГЛИ»)
ПРОГРАММА Российской социал-демократической рабочей партии
А л е к с а н д р н е в с к и й (1252-1263)

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2019
Сайт управляется системой uCoz