Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг
18.08.2022, 19:52
Главная Мировая история Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Происхождения римского народа [33]
О знаменитых людях
Загадка Гитлера [7]
Ален де Бенуа
Законы Хаммурапи [34]
РАПОРТЫ РУССКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ [27]
Мифы древнего мира [99]
БЛИЖНИЙ ВОСТОК [64]
История десяти тысячелетий
Занимательная Греция [156]
История в средние века [270]
История Грузии [103]
История Армении [152]
Средние века [50]
ИСТОРИЯ МАХНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ [55]
Россия в первой мировой войне [157]
Период первой мировой войны был одним из важнейших рубежей мировой истории...
СССР [105]
Империя Добра
Россия, Китай и евреи [36]

Популярное
Сад Эпикура
Спартанские законы
Тарквиний Гордый – седьмой римский царь
Первая империя и изучение английского
Ген. от инф. Дохтуров ген.-фельдм. кн. Кутузову, 26 сентября 1812 г.
Ген. -м. Бороздин ген. Барклаю де-Толли
Ген.-м. гр. Сиверс ген.-фельдм. кн. Кутузову

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » Россия, Китай и евреи

«НАРОДЫ, ИЗБРАННЫЕ НЕБОМ И ГОСПОДОМ»
19.02.2015, 13:54
Важной предпосылкой широкого китайско-еврейского сотрудничества является определенная, в ряде случаев значительная, общность психологического склада, взглядов на окружающий мир и свое место в нем. В чем это выражается? Не претендуя на исчерпывающий анализ этого непростого вопроса, считаем необходимым отметить по меньшей мере два момента, наиболее существенных с точки зрения нашего исследования: ярко выраженный торгашеский склад ума и гегемонистские амбиции, присущие этим двум нациям. В современных условиях эти качества оказываются к тому же тесно связанными друг с другом. Механизм экспансии: некоторые характерные черты Мао Цзэдун в 1953 году, то есть вскоре после своего укрепления у власти в огромной стране, объявил о намерении «прибрать к рукам» все континенты. В 1958 году он как бы конкретизировал этот план: «Через некоторое количество лет мы непременно построим крупную империю и будем готовы к высадке в Японии, на Филиппинах, в Сан-Франциско». Еще через год Мао повторил для полной ясности: «Мы должны покорить земной шар».410Наконец, в 1963 году он выразил то же самое в «художественной форме»: Вскипают четыре океана, бушуют воды и тучи. Пять континентов дрожат под ударами нашей грозы. Сметем с лица земли всю мразь! Нет врагов, которые могли бы нам противостоять. Евреи обычно формулируют «проблему» несколько по-другому. Вот что говорил о сионизме один из его «основоположников» М. Нордау: «Это будет своего рода нервная система, которая охватит весь мир».411А для нервных центров, понятно, большие размеры не обязательны; главное — чтобы они были способны управлять организмом. И если учесть, что за последние сто лет сионизм в основном укрепляется, то слова сионистского идеолога звучат не менее зловеще, чем откровения властителя самого многочисленного на земле народа. Уже больше десяти лет назад русские ученые предупреждали, что сионизм разработал свои способы овладения миром и настойчиво стремится к осуществлению этой цели, совершенно аналогичной гитлеровским планам захвата мирового господства. Один из этих способов — тайное проникновение во все поры политического, хозяйственного и идеологического механизма той или иной страны. При этом указывалось, что под «проникновением» имеется в виду не столько непосредственное занятие сионистами определенных постов, должностей и прочее, сколько внедрение своих марионеток, людей, по тем или иным качествам устраивающих сионистов, во все жизненно важные сферы государственного механизма». И далее: «Тайная и неустанно проводимая работа по овладению миром привела к тому, что экономический и военный потенциал сионизма возрос настолько, что позволяет ему почти не считаться с мнением народов. Сионисты считают, что сионизм подошел к решающему шагу в овладении миром».412 Прошедшие годы показали, что для подобных оценок есть более чем серьезные основания. Что касается Китая, то его мощь и влияние в мире в последние десять лет растут, видимо, еще быстрее, чем мощь и влияние сионизма. Наиболее наглядно об этом свидетельствуют данные об экономическом развитии. Эта страна уже вышла на третье место в мире по объему валового национального продукта. В 1993 году Китай стал мировым лидером по темпам его прироста (13 %) и по абсолютной величине привлеченных иностранных капиталов (27 млрд. долл.). Страна находится в «фазе взлета», причем данное выражение — не журналистская метафора, а термин, широко используемый китайскими руководителями и учеными-экономистами. Этот взлет не просто впечатляет, а становится событием мирового значения. Добавим к этому, что, по грубым оценкам, китайцы, проживающие вне КНР, Тайваня и Гонконга, производят валовой продукт в объеме 500 млрд. долл. в год, то есть больше его официальной величины в КНР, и обладают валютными суммами в 270 млрд. долл. Это больше, чем валютные резервы США и Японии, вместе взятые.413К последней цифре близки данные, опубликованные информированным гонконгским еженедельником: 200–300 млрд. долл.414Известно и то, что китайцы уже практически прибрали к рукам экономику почти всей Юго-Восточной Азии. Например, на Филиппинах они управляют 67 из 100 крупнейших фирм; в Таиланде им принадлежит 90 %, в Индонезии — 75 % частного сектора.415Кроме того, по состоянию на середину 80-х годов китайцы контролировали 60–70 % объема операций во внутренней торговле и до 40 % — во внешней торговле стран ЮВА. В 70-80-е годы из этой традиционной сферы своего приложения китайский капитал стал во все возрастающих масштабах переливаться в обрабатывающую промышленность, составляя в разных странах этого региона от 30 до 60 % общего объема инвестиций в эту отрасль. К этому же периоду китайцы на 30–50 % контролировали и финансы стран ЮВА. Уже к концу 70-х годов им принадлежали полностью или частично 100 банков в странах — членах Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, в том числе 44 — в Индонезии, 19 — в Малайзии, 14 — в Сингапуре, 12 — в Таиланде и 11 на Филиппинах. Некоторые из них являются крупнейшими в своих странах или входят в число ведущих.416 В то же время китайцы составляют абсолютное меньшинство населения указанных стран. Например, в Индонезии их численность не превышает 3–4% от общей численности населения страны.417Вам это ничего не напоминает? В течение длительного времени китайское засилье вызывает недовольство и противодействие широких слоев населения соседних с Китаем государств. Ряд подобных проявлений имел место, в частности, в период между двумя мировыми войнами. Например, в 1926 году возник Союз сингапурских малайцев, целиком ориентированный на борьбу против китайской части населения под лозунгом защиты малайцев от «дегенерации». В Индонезии в 30-е годы среди национально мыслящих слоев населения получила распространение концепция «коричневого фронта» индонезийской нации, предусматривавшая противодействие как европейцам, так и китайцам.418 На Филиппинах (1924 и 1931 гг.) и в Бирме (1931 г.) имели место открытые антикитайские выступления местного населения, которые авторы монографии, подготовленной в Институте востоковедения АН СССР, характеризуют как «жестокие погромы китайцев с поджогами, грабежами, убийствами».419 В Таиланде в 30-е годы также предпринимались попытки бороться с китайским засильем, особенно после прихода к власти в 1938 г. так называемого «фашиствующего националиста» Пибусонгкрама. В частности, с помощью повышенного налогообложения китайских предпринимателей стали вытеснять из наиболее прибыльных сфер экономики; была строго ограничена иммиграция китайцев; закрыли часть китайских школ. Один из идеологов правящей группировки Вичит Ватакан высказал в том же 1938 г. мысль, что Таиланду следует пойти по тому же пути «решения китайского вопроса», каким решался «еврейский вопрос» в гитлеровской Германии.420 Здесь мы не можем не обратить внимание читателей на то, что автор соответствующего раздела цитируемой монографии Г.И. Левинсон использует данный факт для доказательства своего утверждения, согласно которому якобы «некоторые наиболее рьяные идеологи правящей группировки выступали даже за насильственное истребление китайских жителей Сиама».421От внимания исследователя при этом ускользнуло то обстоятельство, что в 1938 г., хотя положение евреев в Германии и было безусловно тяжелым, физически они не истреблялись. В свете этого весьма уязвим для критики и тезис о стремлении «насильственно истребить китайских жителей Сиама». Что же касается проводившейся в Таиланде в 30-е годы политики ограничения китайского влияния, то актуальность предлагавшихся «фашиствующими националистами» мер доказывается нынешним положением дел, а оно для тайцев весьма печально. О господстве китайцев, в таиландской экономике мы уже говорили. Остается добавить, что концентрированным выражением этого является и их господство в таиландской политике. За примерами ходить далеко не надо. Достаточно напомнить о многолетней поддержке Таиландом головорезов китайского полукровки Пол Пота, уничтоживших в соседней Кампучии свыше миллиона человек для того, чтобы «расчистить территорию» для заселения ее переселенцами из Китая. Не удивительно, что в таиландской печати давно уже практически невозможно отыскать статьи с критикой в адрес Китая и китайцев: газеты контролируются, как правило, теми же китайцами или их ставленниками, журналистам заткнули рот с помощью подкупа и угроз; те, кто пытаются говорить правду, просто уничтожаются физически. Да, ситуация дает пищу для размышлений русскому читателю… Но вернемся в Юго-Восточную Азию, где с течением времени у национально мыслящих слоев общества появляется все больше оснований беспокоиться по поводу «китайской проблемы». Процитируем здесь польского журналиста Станислава Гломбиньского, издавшего в начале 70-х годов хорошую книгу о китайской политике: «Поездка по этому региону мира, от Индонезии до Таиланда, и сбор материалов на тему об отношении живущих там народов к США и Китаю оказались волнующим и весьма ценным опытом. Я предполагал, что народы Юго-Восточной Азии недоверчиво относятся к политике Вашингтона и по горло сыты американским влиянием и американским «присутствием» в этой части света. Мои предположения полностью оправдались… В то же время… я столкнулся с явлениями, которые ошеломляют даже осведомленного европейца, если говорить о проблемах Азии и Дальнего Востока. Я столкнулся с подлинным страхом перед Китаем, перед китайским влиянием, китайской экспансией и повышенным интересом Пекина к этой части света».422 В настоящее время экономическое и военное усиление Китая, как признают, например, руководители китайского международного бизнеса, актуализирует старые опасения населения соседних с Китаем стран относительно своего трудного соседа, а также относительно лояльности проживающих в этих странах граждан китайского происхождения. А некоторыми специалистам на Западе делается вывод о «рекитаизации» лиц китайского происхождения, постоянно проживающих в странах ЮВА, замедлении или прекращении процесса их ассимиляции с местным населением. По их оценке, впервые с начала нынешнего столетия китайские иммигранты укрепляют свои связи с материковым Китаем для того, чтобы «создать нечто вроде нации без границ…связанной общностью крови».423В связи с этим указывается, что «нельзя недооценивать опасность новой вспышки антикитайских настроений»,424в частности, в ЮВА. Одна из таких вспышек, самая сильная за последние 15 лет, произошла в апреле 1994 года в Медане (Индонезия). В нынешних условиях против китайских коммерсантов выдвигается серьезное обвинение в организации бегства капиталов из стран, где они живут и зарабатывают деньги, на свою «историческую родину», в КНР.425Ограниченный по времени, но уже достаточно разнообразный опыт наблюдения за деятельностью китайских коммерсантов в России указывает на то, что такого рода обвинения в высшей степени обоснованы. Кроме того, ряд признаков говорит и о том, что этот процесс не является стихийным, а управляется из Пекина. В частности, автору этих строк известно о существовании негласных решений правительства КНР, направленных на ограничение возможных инвестиций китайских предпринимателей в русскую экономику. Любой объективный наблюдатель не может не согласиться с тем, что оснований для опасений у народов соседних с Китаем стран, да и не только соседних, становится все больше. Китайская экспансия усиливается, приобретает все более изощренные формы. И не только в Юго-Восточной Азии. При этом торгово-экономическая экспансия тесно связана и переплетается с экспансией демографической, имеющей форму миграции китайцев в другие страны и регионы мира. Заметим, что этот процесс имеет и нечто вроде «правовой» основы. Мы имеем прежде всего принятую ООН «Всеобщую хартию прав человека», в которой в качестве одного из таких «прав» декларируется «право на свободный выбор места жительства». Помимо ЮВА, а также России, о соответствующих проблемах которой мы уже говорили, основная масса китайских мигрантов направляется в США, Канаду и Австралию — три страны, ориентированные на массовую легальную иммиграцию. Отметим в этой сзязи, что фактом, причем, на наш взгляд, прискорбным, стал процесс «азиатизации» Австралии. Хотя лица азиатского происхождения (в основном китайцы и вьетнамцы) составляют пока только 6 % 18-миллионного населения этой страны, однако с начала 80-х годов их число утроилось. В настоящее время среди новых иммигрантов таких людей — 43 %, тогда как удельный вес европейцев не превышает одной трети и продолжает снижаться. Так называемая «деловая миграция» в Австралию на 90 % состоит из китайцев. Одним из видимых результатов этого процесса стало формирование многочисленных и влиятельных общин китайцев и вьетнамцев в крупнейших австралийских городах, появление в них чайнатаунов. Происходят далеко идущие изменения в культуре страны. В частности, правительством финансируется специальная программа, ставящая своей целью «изыскать способы повернуть школьные программы от их европейских корней к азиатским образцам». Министр школьного образования заявил, что такой поворот «необходим для страны, если мы хотим успешно взаимодействовать с динамично развивающейся экономикой азиатско-тихоокеанского региона». И уже японский язык занял в австралийских школах место французского как самый широко изучаемый иностранный язык, а китайский сравнялся по популярности (точнее, по числу изучающих его школьников) с немецким. Нельзя не указать, что, судя по ряду признаков, подобная политика не пользуется среди белого населения Австралии широкой поддержкой. Вот какие результаты, например, дал опрос, проведенный среди школьников Сиднея в возрасте 14–16 лет: большинство опрошенных «склонны преувеличивать» численность проживающих в Австралии лиц азиатского происхождения; 51 % выступает за введение административных ограничений на въезд в страну этой категории иммигрантов. Широко распространены такие оценки: «Они займут в будущем наши рабочие места»; «Австралия теряет свою национальную идентичность»; «скоро нами будут управлять азиаты». Те же, кто выступал в ходе опроса за «расширение связей с Азией», смогли привести лишь один довод в пользу своей точки зрения: «Это будет способствовать росту нашего экспорта и импорта». Надо сказать, что вывод из полученных результатов авторами опроса делается, с определенной точки зрения, довольно неожиданный: рекомендуется дальнейший пересмотр программ учебных заведений с тем, чтобы «учащиеся смогли больше узнать об обществах и странах Азии». Таким образом, как говорится в одном из имеющихся у нас материалов, политика «Австралия для белых» к настоящему времени «полностью выброшена на свалку истории».426 В том же направлении поворачивается дело и на Североамериканском континенте. В США численность жителей страны азиатского происхождения с 1980 года удвоилась и составляет в настоящее время более 7 миллионов человек (3 %). Характерно, что в Калифорнии — одном из самых процветающих и благодатных с точки зрения климата штатов страны — их уже 9 %. А в Калифорнийском университете в Беркли — одном из самых престижных в США — удельный вес студентов азиатского происхождения достиг 27 %. Уже несколько лет назад некоторые представители администрации университета выражали обеспокоенность по поводу данной тенденции и предлагали ввести квоты для этой категории студентов.427Предложение не прошло… Между тем, по данным Федерального Бюро расследований США, в этом же штате действуют разведывательные организации 57 государств мира, стремящиеся заполучить научно-технические секреты «Силиконовой долины» — одного из ведущих центров мировой электроники. И китайцы вместе с японцами занимают в этом «разведывательном сообществе» положение в первой тройке охотников за американскими секретами.428 Не менее многозначительны и процессы, происходящие в некоторых других сферах жизни американского общества. Укажем здесь, например, на все более широкое распространение на территории США буддизма в его различных разновидностях, что прямо связано с ростом иммиграции из Китая, Японии, а также Кореи в эту страну. В настоящее время в США насчитывается 1500 буддистских храмов и монастырей. На их строительство уже израсходовано более 200 млн. долларов, причем часть средств поступила из-за рубежа. В настоящее время идет сбор еще ста миллионов.429По-видимому, это — один из существенных факторов религиозного развития американского общества, результатом которого станет (если уже не стал) конец США как христианского государства. Уже высказано мнение, что официальной датой такого конца можно считать ноябрь 1992 года, Тогда губернатор штата Миссисипи К. Фордис в публичном выступлении заявил, что «это элементарно», что США являются «христианским государством» и что «чем меньше мы будем делать упор на христианскую религию, тем больше будем падать в пропасть аморальности и хаоса». Это заявление вызвало массу протестов. Со всех сторон посыпались обвинения в «дискриминации», ущемлении «прав человека» и прочем. Итог «дискуссии» подвел президент небезызвестной еврейской организации «Бнай Брит» К.Шайнер: «Губернатору Фордису следует запомнить, что Америка не является страной, к которой подходят расовые или религиозные определения». В конце концов губернатору пришлось выступить с извинениями.430 Заметим, что та же линия проводится совершенно определенными силами и в России. Например, член Еврейского исторического общества в Москве С.Лезов выражается следующим образом: «…Россия — страна полиэтническая, полирелигиозная и поликультурная…это «сообщество сообществ», как и США».431А о том, в каком направлении будет влиять на религиозную ситуацию в России рост численности китайцев, проживающих в нашей стране, можно в определенной степени судить по содержанию статьи, появившейся осенью 1994 года в китайском официозе — газете «Жэньминь жибао». В ней, в частности, говорилось, что культура Запада, которая до нынешнего времени «занимала ведущее положение в мировой культуре», страдает от «непримиримого конфликта: конфликта между наукой и христианством». В статье утверждалось, что именно эта «несовместимость» является «основополагающей причиной кризиса западной культуры». Где же выход? А вот: «Если бы мораль и жизненные ценности людей Запада основывались не на христианстве, а на каком-то другом учении о человеке, вышеуказанное противоречие не возникло бы», — считают «китайские товарищи». — Верное решение вопроса — конфуцианство, так как оно является нерелигиозным учением о человеке, которое дает основу для представлений о морали и жизненных ценностях. Такая культура, сочетающая науку и конфуцианство, уже приобрела отчетливые очертания в Восточной Азии, — указывает далее орган ЦК КПК. — Давая возможность осуществлять модернизацию гораздо более высокими темпами, чем в других регионах, она одновременно помогает избежать проблем, с которыми столкнулся в ходе модернизации Запад. Из этого делается вывод: «Так как эта культура больше подходит для будущей эры, в следующем столетии она расцветет особенно бурно и заменит современную культуру Запада».432 Но вернемся на Американский континент и посмотрим, что происходит к северу от Великих озер? Да, в общем-то, то же самое. И Ванкувер уже называют «канадским Гонконгом» или просто «Гонкувером», так как 350 тысяч его жителей (четверть населения города) — китайцы. Процесс китайской иммиграции распространяется на все новые города Страны кленового листа. Например, за счет в основном иммигрантов из Гонконга население Ричмонда за 4 года увеличилось с 85 тысяч до 125 тысяч человек. И это только начало. А крупнейшим центром китайской иммиграции в Канаду остается, насколько известно, Торонто, где уже в 1986-90 годах китайские иммигранты только на покупку недвижимости тратили в среднем порядка 1,2 млрд. долларов США в год. И снова знакомый мотив: треть студентов в Ванкувере — лица азиатского происхождения. Принадлежащий китайцам «Гонконг бэнк ов Кэнэда» купил «Бэнк ов Бритиш Коламбиа» и «Ллойде бэнк ов Кэнэда», в результате чего стал крупнейшим иностранным банком, действующим в Канаде. К 1994 году его активы составляли около 9 млрд. долларов; самым прибыльным стало отделение, расположенное в Ванкувере. А из 20 тысяч клиентов этого же банка, расположенного в ванкуверском чайнатауне, более половины имеют вклады более чем полтора миллиона долларов каждый. Деньги эти используются китайцами в первую очередь для покупки недвижимости. В результате цены на недвижимость растут, по поводу чего рядовые канадцы начинают выражать свое беспокойство, равно как и в связи с тем, что, если нынешние тенденции сохранятся, к 2010 году 40 %, т. е. почти половина населения Ванкувера, будут китайцами. Насколько можно судить, эти опасения не разделяются местными властями и тем более большей "частью прессы. Ими ситуация характеризуется в обтекаемых выражениях типа «волны китайских иммигрантов драматически меняют социальную и финансовую ткань города», «Ванкувер стал более интересным и более интернациональным» и т. п. Это неудивительно, когда вопрос связан с деньгами, и немалыми. С их помощью китайцы покупают себе не только благоприятные комментарии продажных журналистов и чиновников, но и прямое политическое влияние. Ограничимся здесь указанием на то обстоятельство, что в течение 5 лет пост «представителя королевы Елизаветы Второй в Британской Колумбии» занимал «бывший житель Гонконга» по имени Давид Лам. И еще: в Торонто уже в 1990 году издавалось 9 ежедневных газет на китайском языке. На английском — три.433 Далее отметим, что уже многие знают о такой, например, организации, как Всемирный еврейский конгресс или Бильдербергский клуб. Однако почти никто не слышал о Всемирной конференции китайских предпринимателей. А между тем, эта структура существует с 1963 года.434Функции Всемирной конференции китайских предпринимателей не ограничиваются, как можно было бы решить по ее названию, чисто коммерческими интересами. Она собирает, например, информацию по широкому кругу вопросов, которые способны в той или иной степени повлиять на результаты китайской коммерческой деятельности, «оказать гражданам Китая помощь в осуществлении инвестиций».435А ведь сюда можно притянуть все — от цен на нефть на мировом рынке до паспортного режима, работы правоохранительных органов и морального состояния населения в той или иной стране. Следует иметь в виду и то, что названная организация является только верхушкой айсберга, да и то находящегося в густом тумане. Известно что только в странах ЮВА китайцы объединены более чем в 3300 различных общинных организаций — по земляческому, диалектному, профессиональному и другим признакам, кстати, тесно переплетающимся между собой. До трети общего числа этих организаций — деловые ассоциации.436 Характерно, что большинство подобных организаций являются «неформальными», то есть официально не зарегистрированными, хотя и существуют длительное время.437Это означает, что они действуют в странах пребывания совершенно бесконтрольно. А зачастую власти данной страны, не говоря уже об общественности, просто не знают об их существовании, между тем как принимаемые там решения с учетом экономических и других возможностей членов этих организаций имеют для жизни той или иной страны весьма важное значение. Вот так функционирует механизм всемирной китайской экспансии, осуществляемой под прикрытием дружных заявлений руководства КНР об «уважении суверенитета», «невмешательстве во внутренние дела», «взаимовыгодных экономических отношениях» и т. п., дополняемые рассуждениями представителей международного китайского бизнеса типа: «В новой Азии для обеспечения мира и открытой торговой системы необходимо сознание того, что существует определенное равенство новых китайцев, новых японцев, новых малайцев, приверженных общей идее равенства».438 В японской экономической литературе имеются материалы, согласно которым существует и китайская финансовая группа глобального значения, относимая, наряду с группами Рокфеллеров и Ротшильдов, к числу трех крупнейших финансовых синдикатов мира. Центром ее операций является регион Юго-Восточной Азии, а руководящие органы находятся в Гонконге и Сингапуре. Как и в случае с другими крупными финансовыми группами, неотъемлемой частью китайского синдиката является мафия глобального уровня, центр активности и руководящие органы которой также находятся в ЮВА.439 В ноябре 1993 года в Гонконге состоялся Второй съезд Всемирной конференции китайских предпринимателей. Его участников встречал транспарант, призывавший «на четырех океанах внести вклад в процветание пяти континентов».440Вот вам и современная версия маоцзэдуновского стихотворения о том, как «вскипают четыре океана» и «пять континентов дрожат под ударами нашей грозы»! Одной из главных тем, обсуждавшихся на съезде, стало инвестирование средств зарубежных китайцев в экономику КНР. В обращении к участникам съезда Ли Куан Ю, занимавший в то время пост премьер-министра Сингапура, призвал, в частности, максимально использовать в борьбе с западными конкурентами такую особенность китайского бизнеса, как опору на систему «гуаньси», что в переводе означает «связи». По данной проблеме приведем еще одну цитату из монографии советских авторов о китайских этнических группах в странах ЮВА: важная особенность китайской буржуазии «связана с высокой степенью ее консолидированности на страновом, региональном и международном уровнях. Это обстоятельство представляется уникальной спецификой китайской деловой общины, однако можно обнаружить известные аналогии ему: например, прочные деловые связи капитала армян, проживающих в странах Ближнего Востока, или буржуазии некоторых мусульманских сект, действующих на международном уровне (выдающийся новаторский вклад в разработку этой темы внес советский исследователь С.Ф. Левин своей монографией «Государство и монополистическая буржуазия в Пакистане», М., 1983). Идеологической оболочкой, скрепляющей деловую солидарность, в первом случае является национализм (как в случае с китайской деловой общиной), во втором — религиозная общность».441 Странно, что уважаемые ученые, в том числе и внесшие «новаторский вклад» и знающие все даже о «мусульманских сектах, действующих на международном уровне», обошли вниманием еще одну аналогию. Попытаемся восполнить этот пробел, для чего вновь обратимся к цитатам. 1760 год, Франция. Французские купцы аргументируют свой протест против допущения евреев в их корпорации: «Каждый французский коммерсант ведет свои дела в одиночку, каждая фирма до известной степени изолирована, в то время как евреи, подобно ртути, при малейшей возможности сливаются в единую массу».442 1922 год, США, Г.Форд: «Еврейская солидарность значительно затрудняет применение одного и того же мерила к успехам евреев и неевреев. Надо иметь в виду, что значительная концентрация имуществ в Америке сделалась возможной благодаря поддержке капиталистов, живущих по ту сторону океана, то есть еврейские переселенцы прибыли в Соединенные Штаты, уже имея за собой поддержку европейских евреев. Ясно, что успех переселенцев такого рода нельзя измерять такой же мерой, как успех, скажем, немцев или русских, которые прибыли в США, не имея за собой ничего, кроме собственной предприимчивости и силы»443 1993 год, Гонконг. Лидер Сингапура Ли Куан Ю: «Использование связей — это совершенно естественное дело. Китайцам незачем извиняться за свое стремление максимально использовать связи друг друга, доступ к самым разнообразным возможностям. Так поступают англосаксы, так поступают евреи, индусы и мусульмане».444Эту же мысль развивал в журнальном интервью и министр информации Сингапура бригадный генерал Джордж Е: «Вы покупаете знания у тех…, кто знает условия в своих странах, в Китае, в Америке. Они существуют в пограничных слоях между цивилизациями. Это то же, что делают евреи и индусы: они глубоко знают ситуацию в разных регионах и этносоциальных общностях и ведут там свои дела».445 В этой связи необходимо указать на издавна распространенные и глубоко укоренившиеся среди как китайцев, так и евреев представления о своей исключительности, превосходстве над прочими народами, принадлежности к лучшей части человечества. Вспомним о наглом еврейском понятии «гой», идущем еще от Ветхого завета. Или о словах вышедшего сейчас из моды Маркса: «Еврей может относиться к государству только по-еврейски, то есть… как к чему-то чуждому…, принципиально не принимая никакого участия в историческом движении, уповая на будущее, не имеющее ничего общего с будущим всего человечества, считая себя членом еврейского народа, а еврейский народ — избранным народом». А вот чему учит талмуд: «Евреи приятнее Богу, нежели ангелы». Или: «как человек высоко стоит в мире над животными, так евреи высоко стоят над всеми народами на свете».446 А вот что говорил о своем «избранном народе» Сунь Ятсен, которого чтут и в КНР, и на Тайване как «отца нации». Ленин в свое время назвал его «великим революционным демократом и большим другом советского народа», а Г. Климов характеризует как «отца китайской революции и одновременно главу китайского масонства».447 Итак: «Если же говорить об уме и талантливости народа, то китайцы с древнейших времен не имеют себе равных. Китайский народ унаследовал никем не превзойденную пятитысячелетнюю культуру…. Соседние страны либо приносили дань Китаю и объявляли себя его вассалами, либо домогались его дружбы. Все они восхищались китайской культурой и считали Китай государством высшего ранга».448 Неужели кто-то может всерьез считать, что за последние несколько десятилетий китайцы стали думать иначе? Дело обстоит как раз наоборот. Для специалистов очевидно, что в настоящее время «вопреки неустанным заверениям руководства Китая о безосновательности любых домыслов по поводу так называемой «китайской угрозы» налицо явный рост амбиций на государственном уровне и настроений самоуверенности и самодовольства, граничащих с комплексом превосходства, на бытовом уровне. Мысль о превращении Китая в ведущую экономическую державу мира (по абсолютному размеру ВНП) в недалеком будущем и о наступлении в XXI столетии «эпохи Китая» становится, похоже, не только атрибутом полуофициальной пропаганды, но и элементом менталитета рядового китайца».449 Другое дело, что в нынешней России китаеведов, выступающих с подобными оценками, немного, а их мнение русской общественности просто неизвестно. А ведь еще «на заре китайских реформ» молодежная газета «Чжунго циннянь бао», например, писала: «XXI век будет веком китайцев. Мы обладаем в изобилии людской силой и умственными способностями. Успешное осуществление четырех модернизаций явится началом китайского века».450 А вот выдержки из выступления ученого из КНР Хэ Фана на заседании Ученого Совета Института Дальнего Востока Российской Академии Наук по случаю присуждения ему звания «Почетный Доктор ИДВ РАН»: «Яркой особенностью сегодняшней международной обстановки является возвышение Азии… Важнейшей силой, оберегающей мир и стабильность в Азии, является поднимающийся Китай… С точки зрения перспективы, на международной арене обсуждается вопрос о возможном приходе века Азии».451 В ощущении превосходства над другими, собственной исключительности у двух народов, о которых идет речь, — корни многих проблем, например, «специфического» отношения к суверенитету других государств, «двойной лояльности» и многого другого. Приведем в этой связи свидетельство бывшего сотрудника израильской разведки. Он пишет, что в каждый конкретный момент за пределами Израиля действует не более нескольких десятков ее кадровых сотрудников. «Главная причина столь исключительно малой численности в том, что, в отличие от других стран, Израиль может полагаться на обширные и лояльные кадры рассредоточенной по всему миру еврейской общины. Это осуществляется через уникальную сеть так называемых «саянов» или добровольных помощников».452А несколько десятков лет назад секретарь одного из «отцов» сионизма Теодора Герцля писал: «Настоящая организация не бравирует по поводу и без повода своими действительными возможностями. При нужде, однако, нельзя упускать из виду и эту форму демонстрации. Великая сила американской сионистской организации в неисчислимости ее контактов и связей, в доскональной осведомленности о тех, кто распоряжался людскими ресурсами, являвшимися базой этих контактов. Разве у англичан не возникала необходимость заполучить надежного информатора в Одессе, разве им не нужен был в Харбине довереннейший агент?…. Все эти услуги обеспечил нью-йоркский центр, не претендуя ни на что, но получая многое — уважение и расположение деятелей, чьи подписи скрепляли великие дела. Тысячи сионистов работали повсюду и служили верно на своих глубоко эшелонированных позициях».453 Аналогичным образом дело обстоит и с китайцами. В дополнение к тому, что уже говорилось, можно указать на то, что в США время от времени изобличаются в шпионаже в пользу Китая граждане США китайского происхождения. Упомянем здесь еще об одной проблеме, вытекающей из бытующих среди евреев и китайцев представлений о своей исключительности. Речь идет об их отношении к межнациональным бракам. Известно, что в Израиле такие браки законодательство делает практически невозможными. Очень ощутимые барьеры для них существуют и в Китае. Так, однако, дело обстоит только в пределах национальных границ этих стран. Когда же евреи и китайцы оказываются «в рассеянии», они ведут себя по-другому. Выше мы уже говорили об этой проблеме применительно к ситуации с еврейской кайфэнской общиной в Китае. Если этот пример кому-то покажется неубедительным — вспомним о женах «пламенных революционеров», запаливших в России «пожар мировой революции», да и об аналогичных фактах из более поздних периодов нашей истории. Что касается китайцев, то, например, многие из тех, кто проживает сейчас в России, стремятся всеми правдами и неправдами получить здесь вид на жительство или, еще лучше, российское гражданство, для чего используются и браки с гражданами России, по большей части фиктивные. Некоторые не брезгуют и уголовно наказуемым многоженством, имея «законных» жен как в Китае, так и в России. При этом в частных беседах они довольно откровенно говорят, что переход в российское гражданство позволит им более комфортно чувствовать себя в нашей стране, приобретать здесь недвижимость, а в Китай ездить в качестве «дорогого иностранного гостя» и пользоваться там налоговыми льготами, положенными «иностранному инвестору». В то же время они не считают, что как граждане России должны нести какие-то обязательства в отношении своей «новой родины» и говорят, что «переход в российское гражданство не имеет никакого отношения к национальным чувствам. Китаец всегда остается китайцем». В заключение данного раздела заметим, что шовинистическая самовлюбленность нередко приводит к комическим ситуациям. «Даже собственные фельетоны, — писал, например, финский писатель Матти Ларни, — не веселили меня так, как диалог с местным сионистом, всерьез утверждающим, что израильтяне в свое время взяли Иерихон, трубя в трубы. — Вы собственными глазами можете увидеть развалины этих стен, — горячился он. — Уже видел, — ответил я. — Меня лишь удивила разрушительная сила труб. — Что тут удивительного? Наши ученые исследовали вопрос и пришли к выводу, что народ, избранный господом, уже тогда владел силой расщепления атома».454 Вернемся, однако, к более серьезным вещам.
Категория: Россия, Китай и евреи | Добавил: historays
Просмотров: 787 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Интересное
Микоян в последние годы жизни
С и м е о н г о р д ы й (1341-1353)
Д м и т р и й - I (1276-1294)
Советские летчики защищают Шанхай
СОЮЗЫ ХОРОШИ, ПОКА ВОЙНЫ НЕТ
Советские военнослужащие, погибшие в Египте
Последние годы жизни

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2022
Сайт управляется системой uCoz