Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг
23.11.2017, 06:28
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Новая история старой Европы [182]
400-1500 годы
Символы России [102]
Тайны египетской экспедиции Наполеона [41]
Индокитай: Пепел четырех войн [72]
Выдуманная история Европы [68]
Борьба генерала Корнилова [41]
Ютландский бой [84]
“Златой” век Екатерины II [52]
Последний император [57]
Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 [33]
Иван Грозный и воцарение Романовых [88]
История Рима [81]
Тайна смерти Петра II [67]
Атлантида и Древняя Русь [132]
Тайная история Украины [54]
Полная история рыцарских орденов [40]
Крестовый поход на Русь [63]
Полны чудес сказанья давно минувших дней Про громкие деянья былых богатырей
Александр Васильевич Суворов [30]
Его жизнь и военная деятельность
От Петра до Павла [45]
Забытая история Российской империи
История древнего Востока [475]

Популярное
Четыре края света
Афинские праздники реабилитационный центр
Еврейские предания
Боевой топор древних славян
Публий Валерий Попликола
Александр и Александрия, или Греция подводит итог
Египет под властью Птолемеев

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » 2015 » Апрель » 22 » Аудиенция у папы
17:19
Аудиенция у папы
Летний день 1236 года. В ворота Марбурга въехал небольшой отряд рыцарей. Все они были в белых плащах с крестами. Только кресты различались по цвету: у одних они были черными, у других на плащах были нашиты красные кресты и мечи. Над всадниками развевались орденские флажки. То были посланцы Тевтонского ордена, возвращавшиеся из Ливонии. Сам великий магистр Тевтонского ордена посылал их туда. 
Получив от магистра ордена меченосцев Фольквина послание с просьбой о присоединении братьев Воинства Христова к славному Немецкому дому, великий магистр Герман фон Зальца направил двух знатных ком-туров, братьев Эрнфрида и Арнольда, во главе посольства, дабы узнать о положении дел в Ливонии. Комтуры отправились в дальний путь в 1235 году. Герман фон Зальца ждал их обратно той же зимой. В далекой Ливонии зима в тот год была необычно суровой. Дули пронизывающие ветры, сыпавшие в лицо путникам колючей снежной крошкой.
 Эрнфрид и Арнольд пытались найти корабельщиков, которые доставили бы их назад в Германию. Но никто не отваживался вывести корабль в беснующееся море. Корабельщики как один только махали руками в ответ на просьбы посланцев великого магистра. Думать о том, чтобы вернуться в Германию по суше, тоже не приходилась. 
До ближайших владений Тевтонского ордена в Пруссии несколько дней пути по лесным краям, населенным язычниками. Пришлось братьям коротать суровую зиму в гостях у меченосцев. Лишь в начале апреля 1236 года, после Пасхи, лед на широкой Даугаве сошел, освободив из зимнего плена тевтонских посланцев. Море вновь открылось для плавания. Вместе с возвращавшимся посольством ливонский магистр Фольквин снарядил в путь трех братьев-меченосцев: венденского комтура Реймунда, Йохана Зелига и Йохана фон Магдебурга.
 Пока посланники добирались до далекого Марбурга, Герман фон Зальца отбыл в Вену, во владения австрийского герцога Фридриха, где в то время находился его друг и покровитель, император Священной Римской империи Фридрих II. За несколько лет до этого Герман сопровождал императора в победоносном крестовом походе, когда в 1229 году голову Фридриха увенчала корона Иерусалимского королевства. Этот поход был очень примечателен. Дело в том, что Иерусалим захватил отлученный от церкви император. 
Получилось, что дело, к которому неустанно призывал римкий папа, осуществилось вопреки его во. je. Ндва только Фридрих II прибыл на Ближний Восток, в Акре появились посланцы паны с приказом отказывать отлученному в повиновении. Реально отлученный папой и проклятый патриархом Герольдом Иерусалимским Фридрих мог опираться только на сицилийцев и немцев. 
Положение было таковы а, что императору пришлось уступить верховное командование крестоносцами Герману фон Зальца, сицилийскому маршалу Рихарду ди Филаиджери и сирийскому коннетаблю Одо ле Монбельяру. Выручило Фридриха только стечение обстоятельств и его прекрасное знание арабской культуры и ситуации в арабском стане. Султан Малик эль-Камиль был в это время связан осадой Дамаска. Фридрих попытался показать мощь своего войска, пройдя с ним по побережью до Яффы. Но султан был хорошо осведомлен о реальном положении отлученного короля. И тут Фридрих сделал простои и гениальный ход, он написал султану письмо: «Я — Твой друг! Тебе хорошо известно, как высоко Я стою над князьями Запада. 
Именно Ты призвал меня сюда. Короли и папа знают о Моей поездке. Вернувшись из нее, ничего не достигнув, Я потеряю всякое уважение в их глазах. В конце концов, разве Иерусалим не является колыбелью христианской веры? Разве вы не повредили его? Теперь он в упадке и в полной нищете. Поэтому, пожалуйста, передай Мне его, дабы Я мог высоко поднять голову среди королей Запада! Сразу отказываюсь от всех выгод, которые Я мог бы извлечь из этого»125. И это подействовало! Арабский историк Макризи пишет: «Наконец пришли к следующей договоренности: король франков получает от магометан Иерусалим; но он долж-.-н оставить его неукрепленным...» Фридрих в сопровождении германских паломников вошел в Иерусалим, но церковная коронация была кощунством, так как над отлученным императором не могло быть совершено никакого духовного обряда. Кроме того, на Иерусалим был наложен интердикт патриарха. 
В городе запрещались всякие обряды и богослужения. В этой ситуации Герман фон Зальца, который всегда стремился примирить императора с папой, посоветовал провести церемонию коронования исключительно светскую. Он же организовал самокоронацию Фридриха. В присутствии друзей император надел себе на голову желанную корону Давида. Позднее, в 1230 году, опять же благодаря посредничеству великого магистра, император примирился с римским папой. Теперь Герман отправился на встречу с императором. 
Поэтому когда посольство прибыло в город, великого магистра уже не было в Марбурге. Перед отъездом великий магистр оставил вместо себя брата Людвига фон Этингена, повелев ему выслушать посланцев о делах в Ливонии и принять решение по совету братьев. Сам он склонялся к тому, чтобы принять меченосцев в состав Тевтонского ордена. 
И вот, когда комтуры Эрнфрид и Арнольд наконец прибыли, Людвиг фон Этинген собрал семьдесят рыцарей Тевтонского ордена, чтобы выслушать отчет посольства. Сидя в кресле, брат Людвиг кивнул в знак того, что можно говорить. Брат Эрнфрид, выступив вперед, начал: — Я достаточно долго пробыл в Ливонии и составил себе представление о тамошних порядках. Мне не понравилось, как живут меченосцы. Думаю, что они не держат орден, так, как следует, как велит устав. Они слишком беспечны, хотя живут в окружении враждебных язычников. Многие из тамошних рыцарей одержимы стяжательством. Они копят богатства. Ко мне подходили некоторые из них и просили документ, подтверждающий их вечные права на земли, чтобы никто не мог их оттуда прогнать. Сказав это, брат Эрнфрид замолчал. 
Тогда заговорил на-гельштедский комтур Арнольд: — Истинная правда все то, что сказал брат Эрнфрид. Но все же, думаю, они хотят вступить в ряды нашего Ордена, чтобы исправить свою жизнь. Надеюсь, что меченосцы отринут все то, что противно их душам, видя пред собой пример наших братьев. Они, несомненно, исповедаются и откажутся от неумеренных желаний и притязаний. Вслед за Арнольдом слово взяли посланцы меченосцев, убеждая тевтонских рыцарей принять их в свои ряды. Потом Людвиг фон Этинген по обычаю стал спрашивать собравшихся братьев о том, какое решение следует принять. Мнения были противоположными.
 Оставалось одно: вынести дело на суд великого магистра. Решено было отправиться в Вену к Герману фон Зальца. Уже через пару дней небольшой отряд рыцарей, в котором были посланцы меченосцев и тевтонов, поскакал по дороге, ведущей к высоким горам, за которыми пряталась Вена. Рыцари нашли своего магистра при дворе императора. Множество князей, графов и епископов собрались тогда в Вене. Герман фон Зальца благосклонно принял их. Йохан фон Магдебург попросил магистра принять решение о приеме меченосцев в состав Тевтонского ордена. Великий магистр долго беседовал с меченосцами и сказал, что согласен принять меченосцев в Немецкий дом, но при условии, если сам римский папа одобрит этот союз. Снова посланцам из Ливонии предстояла долгая дорога. Герман фон Зальца сам собрался к Святому престолу в Рим. 
С ним поехал и будущий великий магистр Хартман фон Хельдрунген. Делегация ордена нашла папский двор в Витербо, но добиться аудиенции у папы оказалось не так просто. Шло время, а все усилия великого магистра не имели никакого успеха. Рыцари коротали время в бесплодном ожидании. Вскоре туда же прибыл Герлах Рот, посланный братьямимеченосцами из далекой Ливонии. Он привез ужасные известия: язычники убили магистра ордена Меча Фольквина и с ним уничтожили главные силы ордена — несколько десятков братьев. Эхо кровавой битвы при Сауле докатилось до папского двора. Оставшаяся в Ливонии горстка меченосцев устами Герлаха Рота просила магистра принять их в Тевтонский орден, а папу — благословить этот союз. 
Но римский папа тянул время. Он откладывал аудиенцию, так как у него находились послы датского короля, с которым меченосцы были на ножах. Датский король Вальдемар II был возмущен тем, что меченосцы захватили построенный датчанами город Ревель в краю эстов. Через послов король просил папу лишить меченосцев прав на этот город. В конце концов Великому магистру, искушенному в дипломатии, удалось каким-то образом снестись лично с папой. Высокая аудиенция была назначена. Герман фон Зальца предстал перед братьями, которые проводили свои дни в привычном ожидании, и сказал: — Папа хочет выслушать нашу просьбу.
 Радость охватила рыцарей. Наконец цель их долгого путешествия будет достигнута. Посланцы из Ливонии Герлах Рот и Йохан фон Магдебург направились вместе с тевтонами в папские покои. Там папа отпустил меченосцам все их прошлые грехи и вручил им белые рыцарские плащи с черными крестами, повелев верно служить духовному ордену. С легким сердцем рыцари покинули папские покои. Во дворе Великий магистр, улыбаясь, спросил присутствующих: — Братья, кто скажет мне, сколько у нас земель и замков? Хартман фон Хельдрунген хотел было ответить, но другие поспешно опередили его. Они наперебой стали перечислять все многочисленные владения влиятельного и могущественного Тевтонского ордена. Магистр поднял руку в перчатке и сказал: — Вот и я о том же. Наш, теперь общий, славный орден, достаточно силен и богат. 
А папа не может обойтись без поддержки короля Дании. Поэтому надо отдать ему Ревель. Герлах Рот сразу помрачнел. Вот каково было условие папы! Улыбки сошли с лиц других ливонцев. Но они промолчали, опустив головы. Лишь Герлах тихо пробормотал стоявшему рядом фон Хельдрунгену: — Брат Хартман, этого не было, и не бывать тому вовек! Вскоре после памятной аудиенции Великий магистр послал Хартмана фон Хельдрунгена вместе с Герлахом Ротом в Германию к брату Людвигу с приказом отрядить в Ливонию 60 доблестных рыцарей ордена, чтобы возместить ужасные потери, понесенные меченосцами при Сауле. Нужно было снабдить их лучшим оружием и конями. Сам император Фридрих пожертвовал девяносто марок в помощь ордену. Прусский магистр Герман Бальке был назначен новым магистром в Ливонию.
 * * * 
Так выглядит официальная версия присоединения остатков разбитого ордена Меча к Тевтонскому ордену, записанная участником этих событий, Хартманом фон Хельдрунгеном. Его послание представляет, говоря современным языком, пресс-релиз Немецкого дома, написанный, разумеется, на уровне XIII века. Тевтонский орден получил новые земли и спас Ливонское государство, оставшееся без военной защиты. Только небольшие гарнизоны оставались в замках Ливонии, когда начались восстания покоренных орденом народов. Военная помощь ордена оказалась как нельзя кстати. Отряд в шестьдесят рыцарей представлял тогда большую силу. 
Ведь с каждым рыцарем ехало несколько оруженосцев, а значит, отряд насчитывал несколько сотен хорошо снаряженных всадников. Война в Балтии разгорелась вновь. Некоторые историки считают, что битва при Сауле способствовала объединению сил немецкого рыцарства в Балтии. Еще Н.И. Костомаров писал: «Силы ордена Меченосцев увеличились от соединения с Тевтонским орденом». Вслед за ним историки советского времени отмечали, что «поражения, которые немецкие крестоносцы потерпели на Эмайыге (1234), при Шяуляе (1236), в Дорогичине (1237)... вызвали объединение сил агрессоров». Но речь идет о таком разгроме, что говорить об увеличении сил рыцарства не приходится. После битвы при Сауле орденские владения сократились. 
Пламя восстаний охватило подвластные меченосцам области. Сам орден оказался на грани исчезновения. На деле меченосцы давно стремились к соединению с тевтонами, которые появились в соседней Пруссии на четверть века позже меченосцев. Можно даже сказать, что косвенно именно Тевтонский орден способствовал ликвидации ордена меченосцев.
Категория: Крестовый поход на Русь | Просмотров: 534 | Добавил: historays | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Календарь
«  Апрель 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Архив записей

Интересное
ОРГАНИЗАЦИЯ БОЕВОГО ВЫЛЕТА
Во главе пищевой промышленности СССР
КЛИМОВ ПАВЕЛ ДМИТРИЕВИЧ
Советы по выбору бюро переводов
Общая характеристика 5-го столетия
Активное участие в массовых репрессиях
ВСТУПАЯ НА ПУТЬ ТЕРНИСТЫЙ

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2017
Сайт управляется системой uWeb