Приветствую Вас Гость | RSS
Воскресенье
03.03.2024, 08:46
Главная Мировая история Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Происхождения римского народа [33]
О знаменитых людях
Загадка Гитлера [7]
Ален де Бенуа
Законы Хаммурапи [34]
РАПОРТЫ РУССКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ [27]
Мифы древнего мира [99]
БЛИЖНИЙ ВОСТОК [64]
История десяти тысячелетий
Занимательная Греция [156]
История в средние века [270]
История Грузии [103]
История Армении [152]
Средние века [50]
ИСТОРИЯ МАХНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ [55]
Россия в первой мировой войне [157]
Период первой мировой войны был одним из важнейших рубежей мировой истории...
СССР [105]
Империя Добра
Россия, Китай и евреи [36]

Популярное
Анк Марций.
«Характеры» Феофраста
Падение Тассилона
Первые халифы
Завоевания. Дом Омейядов
Персия и царь Дарий
Мухаммед

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » СССР

Дети разных народов, мы мечтою о мире живём…
20.11.2014, 15:30
 ВПРОЧЕМ, перед тем, как дать слово Рокуэллу Кенту, надо хотя бы кратко напомнить о той ситуации, развитие которой привело американского художника в русскую столицу.
После завершения битвы в Европе Вторая мировая война продолжалась лишь на Тихоокеанском театре военных действий, где против англосаксов воевала Япония. Чем это кончилось, знают все — одновременно с вступлением в войну СССР Америка дважды — 6 и 8 августа 1945 года, в Хиросиме и Нагасаки, сбросила на японскую территорию две атомные бомбы, и вскоре Япония капитулировала.
Для обеспечения требуемого психологического эффекта в целях скорейшего прекращения войны вполне хватило бы испепелённой Хиросимы. Однако Америке надо было в реальных условиях испытать обе схемы бомбы — как «плутониевую», так и «урановую», на уране-235. До этого на полигоне в Аламогордо (штат Нью-Мексико) была испытана лишь «плутониевая» схема, и такая же бомба была сброшена на Нагасаки. На Хиросиму сбросили ранее не испытанную бомбу «урановой» схемы — руководство США готовилось к мировому диктату и не захотело тратить такое могучее пугало народов, как супербомба, всего лишь на то, чтобы лишний раз поднять в верхние слои атмосферы над Америкой десятки тысяч тонн пустынной пыли.
Америке, всё более превращающейся в Империю Зла, надо было как можно «круче» запугать СССР, всё более превращающийся в Страну Добра. В итоге после Хиросимы мировая политическая ситуация сразу изменилась. А то, как она изменилась, можно понять, познакомившись даже с неполным списком первых американских планов удара по СССР.
Итак…
Июнь 1946 года. План «Пинчер» («Клещи»): применение 50 ядерных авиабомб по 20 городам СССР.
Март 1948 года. План «Бройлер» («Жаркий день»): применение 34 ядерных авиабомб по 24 городам СССР.
Декабрь 1948 года. План «Сиззл» («Испепеляющий жар»): применение 133 ядерных авиабомб по 70 городам СССР.
К моменту принятия этих планов СССР ещё не имел в своём распоряжении ни одного ядерного заряда, и ядерной угрозы национальной безопасности США со стороны СССР не было. Зато налицо была ядерная угроза со стороны США самому существованию СССР. Этой угрозы тогда на Западе никто и не скрывал — Америка была атомным монополистом и рассчитывала сохранять свою монополию ещё достаточно долго, постоянно наращивая при этом производство ядерного оружия.
Первое испытание советской атомной бомбы «РДС-1» 29 августа 1949 года оказалось для Запада шоком. Можно сказать, что в этот день был заложен фундамент надмогильного памятника всем идеям и поползновениям внешней агрессии против Российского государства. Понадобилось ещё почти два десятка лет для того, чтобы обеспечить ядерный паритет СССР с Америкой и гарантированно исключить вероятность развязывания крупной, разрушительной войны против нас любой страной или группой стран, однако уже эхо первого взрыва на Семипалатинском ядерном полигоне в Казахстане отозвалось в умах «золотой элиты» мира «ужасной» мыслью о том, что Россию теперь не так просто испугать даже ядерным шантажом.
Впрочем, шантаж продолжался и даже усилился. В октябре 1949 года США принимают план «Шейкдаун» («Встряска»), предусматривавший применение 220 ядерных авиабомб по 104 городам СССР, а в конце 1949 года по более обширному плану «Дропшот» («Моментальный удар») США планировали применение уже 300 ядерных авиабомб по 200 городам СССР.
Хороша была перспектива, а?
Мир, не успев свободно вздохнуть после одной мировой войны, мог быть ввергнут силами Мирового Зла в новую войну — ещё более ужасную.
Но если ранее Зло в мире царило практически невозбранно, то теперь в мире была страна, органически приверженная Миру и Добру хотя бы потому, что только что пережила войну, нанёсшую этой стране огромный ущерб. Этот ущерб и близко нельзя было сопоставить с ущербом, ранее понесённым любой страной мира, в любой период мировой истории.
Страной — оплотом мира был, конечно, СССР. Но мир был нужен не только нам, он был нужен всем нормальным людям в мире. И все нормальные люди по всему миру поднялись к концу 40-х годов на борьбу за мир.
С 25 по 28 августа 1948 года в Польше, во Вроцлаве, прошёл Конгресс деятелей культуры в защиту мира, на который приехали 500 виднейших представителей науки, литературы и искусства из 45 стран. А 20 апреля 1949 года (заметим, еще до первого испытания советского атомного оружия) в Париже открылся I Всемирный конгресс сторонников мира. Впрочем, Парижский конгресс был одновременно и Пражским, потому что французские власти отказали во въездных визах делегатам из Польши, Китая, Болгарии, Румынии, Албании и ограничили квоту виз для советских делегатов. Поэтому I конгресс заседал с 20 по 25 апреля одновременно в Париже и в Праге. Всего в нём участвовало 2065 делегатов от 72 стран. Делегаты конгресса представляли 561 национальную организацию и 12 международных объединений, а всего — около 600 миллионов организованныхборцов за мир. Конгресс принял Манифест в защиту мира и избрал Постоянный комитет в составе представителей от 72 стран во главе с выдающимся французским физиком-атомщиком Фредериком Жолио-Кюри — тогда ещё Верховным комиссаром французского Комиссариата по атомной энергии.
Первый конгресс также учредил Международные премии мира.
В день семидесятилетия Сталина — 21 декабря 1949 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении также международных Сталинских премий «За укрепление мира между народами», первое присуждение которых должно было состояться 21 декабря 1950 года.
Первый Парижский конгресс сторонников мира в зале Плейель открыл Жолио-Кюри, и он же выступил затем с докладом. В его книге «Пять лет борьбы за мир», изданной в 1954 году в Париже и через год у нас, этот доклад занимает более шестнадцати страниц, и мне очень жаль, что я не могу привести его полностью — он того вполне заслуживает. Чего стоит одна оценка французским учёным «экономической помощи» США, о которой даже английский консерватор лорд Бивербрук, цитируемый Жолио-Кюри, сказал, что «нам предлагают обменять национальный суверенитет на омлет из яичного порошка»!
Однако не познакомить читателя хотя бы с некоторыми местами доклада Жолио-Кюри я не могу. Уже в начале он говорил:
«Народы, перенесшие во время войны такие тяжкие страдания, жаждали мира. Они мечтали о безопасности, о благосостоянии и страстно желали трудиться для возрождения своих стран. Великолепный порыв воодушевлял их всех…»
Это было сказано о народах. А вот что было сказано о врагах народов:
«Но уже тогда были подлые и хитрые люди, особенно в деловом и финансовом мире. Эти люди больше всего боялись, что многие народы, добившись освобождения, пойдут по пути социалистической цивилизации и гуманности, и поэтому пользовались всяким удобным случаем, чтобы сеять рознь между народами и неуклонно проводить реакционную, приносящую им прибыли политику, даже если эта политика должна привести к войне…»
В те дни, когда французский физик выступал со своим докладом на I конгрессе, он ещё не был коммунистом, он вступил во Французскую компартию значительно позднее, пренебрегая блестящей государственной карьерой. Тем более показательно, что уже в 1949 году Жолио-Кюри говорил так:
«Нас хотят заставить, чтобы мы возобновили походы Врангеля, Деникина, Вейгана и Гитлера. Нас стремятся убедить (какая ирония!), что нам необходимо во имя демократии и свободы под защитой всемогущей атомной бомбы уничтожить режим, совершивший непростительное преступление — уничтожение эксплуатации человека человеком».
Да, в глазах Мирового Зла эта черта жизни СССР была величайшим и воистину непростительным преступлением! Преступлением для них стала и организованная борьба за мир.
В марте 1950 года на сессии Постоянного комитета Всемирного конгресса сторонников мира в Стокгольме было принято Стокгольмское воззвание за запрещение ядерного оружия, и по всему миру начался сбор подписей под ним. Всего было собрано полмиллиарда подписей, и их могло бы быть намного больше, если бы в западных странах этой акции не оказывалось жёсткое противодействие. Удивляться этому не приходилось — обращаясь «ко всем людям доброй воли», Стокгольмское воззвание требовало безусловного запрещения ядерного оружия, как оружия устрашения и массового уничтожения людей, установления строгого международного контроля за исполнением этого решения и объявления военным преступником того правительства, которое первым применит против какой-либо страны ядерное оружие.
Всё это было для новой Империи Зла — Соединённых Штатов очень некстати. Мало того, что в планах США относительно СССР менялось — в сторону, естественно, увеличения — лишь количество целей предполагаемых атомных бомбардировок на территории СССР и количество выделяемых для этого атомных бомб. Но Штаты собирались предпринять эскалацию военных действий на Корейском полуострове и не исключали атомных ударов по Северной Корее. А тут — Стокгольмское воззвание!
Что же до СССР, то 19 июня 1950 года Верховный Совет СССР принял специальное заявление в поддержку Стокгольмского воззвания. К ноябрю 1950 года под Стокгольмским воззванием поставили свои подписи 115 миллионов советских граждан — всё взрослое население страны. Кто-то из нынешних «демократов» может здесь сморщить нос, — конечно, мол, знаем, читали — обычная «совковая» «обязаловка»… Но тут будет, пожалуй, уместным заметить, что, во-первых, лучше иметь официальную «обязаловку» в поддержку мира, чем официальное давление на тех, кто его защищает.
Во-вторых, в стране, где чуть ли не каждый город в европейской части был всё еще обезображен военными развалинами, под таким документом, как Стокгольмское воззвание 1950 года, с огромным энтузиазмом поставили бы свои подписи даже детсадовцы младшей группы, но право на подпись имели лишь совершеннолетние граждане.
В-третьих, сам факт того, что в СССР официально поощрялись и организовывались действия в защиту мира и против превентивных ядерных ударов, а в США и в странах НАТО такие действия официально подавлялись, вполне определённо показывал — кто находится на стороне Мирового Добра и олицетворяет его, а кто находится на стороне Мирового Зла и порождает его.
* * *
С 16 ПО 22 НОЯБРЯ 1950 года в Варшаве состоялся II Всемирный конгресс сторонников мира, а чуть раньше — в октябре 1950 года в Москве прошла Конференция сторонников мира. Вот на неё-то и пригласили, в числе других, Рокуэлла Кента, который в то время уже входил в число известных деятелей культуры — сторонников мира. В своей автобиографической книге «Это я, Господи!» он сам написал об этом:
«Прибыв в Париж (в 1950 году. — С. К.), я едва успел умыться в гостинице: надо было ехать в палату депутатов… Вслед за этим выступлением меня пригласили поехать в Москву в составе делегации. Москва! Эта сказочная столица запретной страны!.. И если мы хотим мира, то где нам еще его отстаивать, как не в главной цитадели его врагов, каковым будто бы является этот город? Итак, мы летим в Москву…»
Со слов самого Кента понятно, что в первый раз он летел в русскую столицу не как друг. В тот момент он был если и не врагом СССР, то уж во всяком случае и не его доброжелателем. Но вся наносная антисоветская шелуха, которой сознание Кента, как и других его соотечественников, облепила буржуазная пропаганда, была быстро унесена свежим московским ветром. И об этом Кент тоже написал:
«Москва предстала предо мной великим городом, полным людей, людей хорошо одетых и активно участвующих в общенародной борьбе за мир. Я увидел самый чистый город в мире, даже более чистый, чем Стокгольм и Копенгаген (!!! — С. К.)…
Каждый вечер нас водили в оперу, балет, в театр или кино. В залах было многолюдно. Никто из публики не выделялся настолько, чтобы его можно было назвать богатым или бедным…»
Записному «демократу» положено по прочтении этих строк процедить сквозь зубы что-то вроде того, что простодушный янки принял «потёмкинс…», пардон, «сталинско-бериевские» декорации за истину.
Ну, во-первых, вряд ли ради Кента и других зарубежных гостей специально готовили аудиторию театров и кино, и если бы уж готовили, то и одеть могли бы побогаче — коль уж пускать пыль в глаза, так пускать! Во-вторых, специально чистить к их приезду Москву тоже никто не стал бы…
В-третьих же, Кент перемещался по Москве свободно, что видно из следующего места его книги:
«Однажды ночью, возвращаясь домой, я заблудился. В поисках милиционера, который указал бы мне дорогу, я прошел бесчисленное множество московских кварталов. Так и не встретив ни одного милиционера, я вынужден был обратиться к прохожему, оказавшемуся весьма дружелюбным…»
Конечно, несгибаемый записной «демократ» типа мадам Новодворской может и тут не сдаться и заявить, что оказавшийся весьма дружелюбным прохожий на самом деле был капитаном КГБ, неотступно следовавшим за Кентом в его ночных блужданиях.
Ну что ж, пусть даже и так (хотя это, конечно же, не так)! Но ведь Кенту в его полуночном походе не встретились не только милиционеры! Не попались ему навстречу ни хулиганы, ни «отморозки», ни наркоманы, ни бандиты и грабители, ни «ночные», несмотря на ночь, «бабочки», ни бомжующие «гастарбайтеры»…
А?
О Париже давно говорят как о «столице мира», но под «миром» здесь имеется в виду «свет», «бомонд», набитая деньгами элита, которая ещё со времён Людовика XIV взяла себе Париж и его моды за образец. А вот столица Страны Добра Москва в начале 50-х годов прочно становилась столицей такого мира, где идеалом был мир как синоним покоя, отсутствия войны и вражды.
Желание исключить войну из отношений государств было естественной политикой как для Страны Добра, так и для её лидеров, и прежде всего — Сталина. Если интеллектуальным политическим завещанием Сталина можно считать его гениальную, всё ещё не оцененную по её потенциалу работу «Экономические проблемы социализма», то последнюю публичную речь Сталина, произнесённую им на XIX съезде КПСС 14 октября 1952 года, можно считать его политическим духовным напутствием современникам и будущим поколениям.
И это политическое слово Сталина было прежде всего о мире. Уже в самом начале речи Сталин говорил о «борьбе против войны, борьбе за сохранение мира». И далее:
«Всякая поддержка миролюбивых стремлений нашей партии… означает вместе с тем поддержку своего собственного народа в его борьбе за сохранение мира… Интересы нашей партии не только не противоречат, а, наоборот, сливаются с интересами миролюбивых народов. Что же касается Советского Союза, то его интересы вообще неотделимы от дела мира во всем мире».
До смерти Сталина оставалось чуть больше четырёх месяцев, и какими же были заключительные слова его речи, ставшей последним обращением Сталина к России и к миру? А вот такими:
«Да здравствует мир между народами! Долой поджигателей войны!»
Вот что публично, с главной трибуны СССР, завещал народам мира Сталин! Стивен Амброз — биограф президента США Эйзенхауэра пытается противопоставить Сталину Маленкова, ссылаясь на речь Маленкова через полторы недели после смерти Сталина — 15 марта 1953 года. Тогда Маленков сказал, что между СССР и США нет такого спорного вопроса, который нельзя было бы решить мирными средствами. Однако тезис о возможности мирного сосуществования государств с различным социальным строем был провозглашён ещё на XIX съезде — при Сталине! И даже раньше, начиная со статей и речей Ленина и заканчивая публичными выступлениями советских лидеров в 40-е годы и в начале 50-х годов — до 1953 года.
Не знать этого в США не могли.
Да и знали!
Амброз сам не отдаёт себе отчет в том, насколько разоблачительно для США и насколько ценно и лестно для России его сообщение, что речь Эйзенхауэра 16 апреля 1953 года была прямым ответом на речь Маленкова. Речь Эйзенхауэра, названная «Шанс для мира», — действительно яркое и чуть ли не единственное миролюбивое, антивоенное по тону выступление высшего американского лидера за всю историю Америки. Но говорить о мире Вашингтону пришлось лишь потому, что о мире говорила Москва.
Ведь как интересно получается… Самим ходом военной«атомной» истории Советскому Союзу была отведена роль догоняющего. Догоняли мы, правда, быстро. Так, если в США первые работы по судовому реактору относятся к 1948 году, то у нас они начались под руководством академика Д. И. Блохинцева в 1951 году. В 1955 году состоялся физический пуск «лодочного» реактора, а 9 августа 1957 года методом поперечного спуска опытная атомная лодка проекта 627 («Ленинский комсомол») была спущена на воду. Американские атомные подводные первенцы «Наутилус», «Си вулф» и «Скейт» бороздили глубины Мирового океана в гордом одиночестве не более двух лет!
Зато в мирном«атомном» «наступлении» догонять, как видим, пришлось Америке. Впрочем, Америка не торопилась и норовила то и дело повернуть вспять. Удивляться тут нечему — очень уж по-разному подходят Россия и Америка к коренным проблемам войны и мира. При этом мы в СССР порой забывали о вещах, которые недопустимо не то что забывать, но далее недооценивать. Что же до «Россиянии», то вряд ли даже в МИДе на Смоленской площади помнят то, чего, скорее всего, нынешние «дипломаты» и не знали. Ну кто к восьмидесятым годам в СССР, не говоря уже о нынешних «россиянских» временах, помнил, скажем, о давнем «Законе о защите мира», принятом в СССР в начале 50-х годов?!
Категория: СССР | Добавил: historays
Просмотров: 1035 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Интересное
42
Россия – едина и неделима
Оппозиция руководству Хрущева помощь в визе
45
ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ МИРЫ
6. Аграрное законодательство
КАМЕННЫЕ ШАРЫ В СЕЛЬВЕ

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2024
Сайт управляется системой uCoz