Приветствую Вас Гость | RSS
Среда
22.11.2017, 21:17
Главная История России Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
РАСПУТИН [21]
Жизнь и деятельность Г. Распутина.
Сто сталинских соколов [40]
Федор Яковлевич Фалалеев
История Руси [77]
страна и население древней руси после начала государства
Повесть Временных лет [56]
"Повесть временных лет" - наиболее ранний из дошедших до нас летописных сводов.
Россия (СССР) в войнах второй половины XX века [76]
Полный сборник платформ всех русских политических партий [57]
Манифестом 17-го октября положено основание развитию русской жизни на новых началах
Ближний круг Сталина [89]
Соратники вождя
Величайшие тайны истории [103]
Хроники мусульманских государств [81]
Дворцовые секреты [145]
Война в Средние века [52]
Хронография [50]
Тайная жизнь Александра I [89]
“Пятая колонна” Гитлера [34]
Великие Россияне [105]
Победы и беды России [39]
Зигзаг истории [33]
Немного фактов [64]
Русь
От Екатерины I до Екатерины II [71]
Гибель Карфагена [48]
Спартак [101]
О самом крупном в истории восстании рабов.

Популярное
Рим на берегах Залива
Ген.-м. гр. Сиверс ген.-фельдм. кн. Кутузову
Стойкие стоики
Евреи в изгнании
Первая империя и изучение английского
Сражение при Танагре
Культура халдеев и ассирийцев

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Статьи » Спартак

Поход на Рим

 После того как жребий был брошен, Спартак предпринял все для того, чтобы успешно реализовать намеченное. Стремясь увеличить мобильность войск, он приказал сжечь все ненужные вещи, а лишний тягловый и вьючный скот забить.
 Аппиан сообщает, что по той же причине он распорядился перебить всех пленных, и мы не имеем никаких оснований не верить ему, хотя некоторые исследователи склонны рассматривать это утверждение Аппиана как римскую пропаганду. О том, насколько он торопился завершить начатое, свидетельствует хотя бы его отказ принимать в свою армию новых беглых рабов и поденщиков, толпами сбегавшихся к своему освободителю. 
Спартак считал свое войско достаточно сильным и не желал более останавливаться, ибо увеличение численности конечно же делало его менее маневренным. Теперь ему требовалась именно быстрота, ибо если Рим и можно было чем-то одолеть, так только лишь стремительным натиском. Спартак знал свое дело, и удача сопутствовала ему и на этот раз. 
Лишь в Пицене, области средней Италии, протянувшейся вдоль Адриатики от Анконы до Пескары и ограничиваемой в континентальной части полуострова Апеннинами, римское войско попыталось остановить продвижение рабов. 
И хотя Плутарх ничего не сообщает об этом, Аппиан упоминает о «большой битве» и «большом поражении римлян». Если следовать его версии и убеждению большинства исследователей, то во главе легионов опять стояли консулы Лентул и Геллий, а возможно, и пропретор Аррий. Как бы то ни было, но в дальнейшем развитии событий это ничего не меняет. Не прошло и месяца с тех пор, как Спартак из долины реки По отправился в поход на Рим, и теперь, как и тогда, когда он стремился попасть в Галлию, путь его был открыт. 
Так, по крайней мере, казалось. «Ганнибал у ворот!» — полтора столетия назад этот вопль раздавался над Римом, когда в 211 г. до н. э. городу на Тибре угрожал карфагенский полководец, вторгшийся в Италию во главе экспедиционной армии. Не меньшие страх и отчаяние воцарились в городе, когда там стало известно о подходе к его стенам армии рабов под предводительством Спартака. Жители заколачивали двери и окна, прятали деньги и ценности, устраивали укрытия для женщин, девушек и детей. Они хорошо знали, что творилось после взятия городов рабами. В городе начались грабежи, торговцы позакрывали лавки и магазины, а столь чувствительная к такого рода событиям деловая жизнь большого города остановилась. В то время как одни падали ниц перед алтарями богов, моля их о помощи, другие в страхе собирались у ворот города и расспрашивали каждого вновь прибывшего о том, как далеко или как близко от стен Рима находятся банды Спартака. Но Спартак переменил решение идти на Рим. «Он считал себя еще не равносильным римлянам, так как войско его далеко не все было в боевой готовности и не в достаточной мере вооружено; ни один италийский город не примкнул к ним; его войско состояло из рабов-перебежчиков и всяких попутчиков», — сообщает Аппиан. Словно пробуждение от ночного кошмара восприняли жители Рима весть о том, что армия рабов идет мимо города, направляясь в Южную Италию. Ужасам осады и взятия города рабами не суждено было, к счастью, стать действительностью. В чем же причина столь неожиданного изменения планов фракийца? В данном случае, как и во многих других, связанных с восстанием под предводительством Спартака, надежные сведения отсутствуют, и тем большими оказываются возможности для построения всякого рода гипотез. Так почему же Спартак отказался от похода на Рим? Аппиан приводит объяснение, но соответствует ли оно действительности? Несомненно, что какие-то исходные пункты для дальнейших рассуждений оно содержит, но совершенно удовлетворительным признать его нельзя, так же как и любые другие доводы, которые можно было бы привести. Будучи человеком хладнокровным, Спартак конечно же не дал себя увлечь дикой ярости своих орд. После своих триумфальных походов они считали себя непобедимыми, однако Спартак должен был хорошо понимать, что одного только презрения к смерти и удачи недостаточно для того, чтобы длительное время противостоять римлянам, вооруженным значительно лучше. Таким образом, одной из причин нежелания Спартака воспользоваться предоставившейся ему возможностью была недостаточная военная подготовленность его армии. Не совсем ясно, что имеет в виду Аппиан, когда упоминает о том, что вождь повстанцев не пользовался поддержкой италийских городов: ведь после прошлогодних грабежей, убийств и прочих безобразий, совершавшихся во взятых рабами городах, Спартак вряд ли мог рассчитывать на их поддержку. До тех пор пока его орды наводили ужас на богачей, вряд ли можно было надеяться на то, что жертвы сами откроют ворота палачам. Гораздо более вероятным представляется, что от Рима как цели похода он отказался из-за все большей необузданности своей армии, уже достаточно проявившейся ранее. Были ли в состоянии его приверженцы, рассчитывавшие всегда лишь на легкую и быструю поживу, выдержать невзгоды многонедельной, а то и многомесячной осады столицы? Кто знает, что предприняли бы они, потеряв терпение? В случае осады следовало также рассчитывать и на то, что сенат призовет на помощь еще одну армию, например прославленного Помпея, сняв ее с испанского фронта. Нельзя исключить также и того, что перед лицом грозящей опасности Рим заранее распустил соответствующие слухи. Кто знает, насколько велики были потери рабов в последней большой битве в Пицене: античные историки на этот счет молчат. Возможно, Спартак потерял много бойцов и боялся нового кровавого столкновения с врагом. Легко представить себе, что Спартак вообще не собирался идти на Рим. Когда после победы при Мутине в долине реки По рабы отказались повиноваться ему и вместо Альп потребовали вести их на юг, прямо на Капитолий, Спартак мог лишь сделать вид, что уступил их требованиям, надеясь разубедить их по дороге. Может быть, ему удалось сделать это после битвы в Пицене? Рабы действительно одержали там еще одну блестящую победу, но какой ценой? Мы этого не знаем и никогда, по-видимому, не узнаем. Нежелание идти на Рим могли в конце концов проявить и сами повстанцы, узревшие тщетность своих помыслов, несколько остывшие и потому потерявшие охоту к таким авантюрам. Быть может, они надеялись на более легкую добычу в другом месте, получить которую они могли с меньшим риском? А может быть, плана взятия города на Тибре вообще не существовало? Ведь все это лишь предположения историков, пришедших к такому выводу потому лишь, что Спартак изменил своему первоначальному плану — увести рабов на родину через Альпы — и отправился на юг. Вопросы и вопросы, остающиеся, к сожалению, без удовлетворительного ответа. Теодор Моммзен в своей «Истории Рима» так объясняет решение вождя рабов: «Так как войско отказалось покидать богатую Италию как можно быстрее, Спартак направился к Риму, намереваясь блокировать столицу. Однако рабам не понравилось и это хотя и отчаянное, но все же планомерное мероприятие; они принудили своего вождя, желавшего быть полководцем, оставаться главарем банды разбойников и продолжать бессмысленный грабеж Италии». Но и это всего лишь предположение, нигде не подтверждаемое источниками. Определенно известно лишь одно: Спартак прошел мимо Рима и вновь направился в так называемую Великую Грецию. В знакомой ему Лукании, где он провел последнюю зиму, вождь повстанцев закрепился на холмах вокруг города Фурии и затем взял его. Здесь ему впервые удалось удержать своих бойцов от грабежей и убийств и спасти Фурии (нынешний Сан-Мауро) от опустошения. На ближайшее время он сделал Фурии своей штаб-квартирой и позаботился прежде всего об улучшении вооружения своих отрядов. Выбор его, павший на город-порт Фурии, расположенный на берегу Тарентинского залива, оказался особенно удачным, ибо здесь Спартак смог завязать торговлю с купцами и пиратами, по высоким ценам продававшими ему медь и железо, необходимые для изготовления оружия. В ответ на услуги он не трогал продавцов, как подчеркивает Аппиан. Своим людям он запретил обладание и пользование золотом и серебром для того, чтобы отучить их от грабежей и одновременно лишить возможности стать обычными гражданами. Точно так же он запретил купцам ввозить благородные металлы. Укрепляя свою армию в военном отношении, Спартак чаще стал отправлять свои отряды в небольшие набеги за добычей. В одном из таких походов они вновь натолкнулись на римские войска и, как обычно, разгромили их наголову. Во главе отряда, нагруженного оружием и провиантом, Спартак возвратился в свое убежище. В середине 72 г. до н. э. успехи и власть фракийца достигли своего апогея. Численность его армии различно оценивается античными авторами. Если Евтропий83пишет о 60 000 человек, то Веллей84говорит о 90 000, Орозий85— о ста, а Аппиан — о 120 000 бойцов. Шлейф грабежей, убийств и разгромных поражений римских легионов тянулся за армией рабов, прошедшей всю Италию с юга на север и обратно. Восстание рабов и гладиаторов под предводительством Спартака пробудило в памяти римлян казавшиеся забытыми страхи о походах Ганнибала. И каждый теперь спрашивал себя: что же дальше?
Категория: Спартак | Добавил: historays (16.07.2015)
Просмотров: 613 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Интересное
ТЕЛЕПОРТАЦИЯ
А н д р е й б о г о л ю б с к и й (1169-1174)
Развитие и укрепление начал конституционной монархии
Неудачи в советско финской войне
Щедрость Суллы
Общая характеристика 5-го столетия
В ПОИСКАХ «ЛЕТУЧЕГО ГОЛЛАНДЦА»

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2017
Сайт управляется системой uWeb