Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг
13.05.2021, 02:13
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Новая история старой Европы [183]
400-1500 годы
Символы России [100]
Тайны египетской экспедиции Наполеона [41]
Индокитай: Пепел четырех войн [72]
Выдуманная история Европы [67]
Борьба генерала Корнилова [41]
Ютландский бой [84]
“Златой” век Екатерины II [53]
Последний император [54]
Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 [31]
Иван Грозный и воцарение Романовых [88]
История Рима [79]
Тайна смерти Петра II [67]
Атлантида и Древняя Русь [123]
Тайная история Украины [54]
Полная история рыцарских орденов [40]
Крестовый поход на Русь [62]
Полны чудес сказанья давно минувших дней Про громкие деянья былых богатырей
Александр Васильевич Суворов [29]
Его жизнь и военная деятельность
От Петра до Павла [45]
Забытая история Российской империи
История древнего Востока [637]

Популярное
Коринфская война
Перикл. Третья Мессенская война
Сервий Туллий.
Германский народ
Остготы. Теодорих
Г.-м. Неверовский ген.-фельдм. кн. Кутузову, 12 сентября 1812 г.
Марк Манлий Капитолийский

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » 2015 » Июнь » 9 » Засилье дворянской элиты
16:16
Засилье дворянской элиты

 1722. — Пётр I, после известного столкновения с царевичем Алексеем, упразднил традиционный порядок престолонаследия, основывавшийся на первородстве, и предоставил каждому монарху право самому выбирать себе преемника. 
Но сам он его назвать не успел, а к Екатерине, хоть и венчанной императрицей, к концу жизни охладел — и это было всем известно. 1725. — Смерть Петра I.28 января Всю оставшуюся часть XVIII века русская монархия была выборной, вплоть до вступления на престол Павла I (в 1796), но правителей избирал не народ, и даже не большинство дворян, а высшие сановники по соглашению с офицерами гвардейских полков. 
Поскольку придворная знать делилась на группировки по семейному признаку, «назначение на должность» императора сопровождалось ожесточённой борьбой между этими верховниками, и манипуляцией мнением низовыхстоличных дворян, примыкающих к той или иной группе, через обман и подкуп.
Помимо политического разврата, изменение Петром закона о престолонаследии принесло России череду дворцовых переворотов; за 37 лет (!) из шести императоров четверо оказались на престоле в результате переворота. Назначенный узким элитарным кругом император (чаще императрица), естественно, в своём правлении учитывал интересы прежде всего круга, обеспечившего его (её) власть, — а целью верховников было всемерное обогащение, не более того. 
В итоге самые богатые ещё более богатели, а остальные, будь они простые дворяне или крестьяне, стремительно беднели. Проблема здесь в том, что ограничения в экономическом взаимодействии между различными составляющими совокупного населения — богатой элитой и бедным народом, всегда приводят к негативным последствиям.
 Они, пользуясь одной территорией и внешне оставаясь в рамках одной культуры, имеют совершенно разные виды на будущее и своих семей, и всей страны. Если все средства у богатых, то они формируют саму государственную власть в своих интересах, государство теряет устойчивость и не может уже в полной мере обеспечивать свои интересы. …Итак, с 1725 года страна вступила на путь «проживания» наследства Петра I. Ещё тело усопшего императора лежало не погребённым, а вельможи завели толк о том, кто будет над ними царствовать. 
Ни одного из пятерых сыновей императора не было в живых; его внуку Петру, сыну казнённого царевича Алексея, исполнилось всего девять лет. Призыв его на трон означал бы возвращение из монастыря первой жены покойного императора, Евдокии (Авдотьи) Лопухиной, а вслед за ней и всего былого боярства. Естественно, перспектива реставрации боярского правления и передела собственности, а также возможного изменения правительственного курса популяцию высшей знати, воспарившей при Петре, никак не устраивала. 
Тем более, что перед семейством Лопухиных пришлось бы отвечать за казнь Алексея, ведь в этой истории были замешаны многие сподвижники покойного царя, и речь пошла бы о потере не только имущества и влияния, но и жизни. Поэтому Меншиков, Толстой и Апраксин, не колеблясь и не испытывая особого пиетета перед «правами крови», указали на Екатерину (Марта Скавронская, 1684–1727) как на личность, которая по воле самого Петра носила уже императорскую корону, — хотя по крови она не имела к династии Романовых никакого отношения! Зато она в былые годы благоволила тем, кто теперь избрал её. В официозном издании «Государи дома Романовых», вышедшем к 300-летию династии, говорится: «Екатерина со своей стороны со всеми старалась быть очень приветливой и всем обращавшимся к ней охотно оказывала заступничество. 
А таких в грозное правление Петра было немало. Ей приводилось помогать и фельдмаршалу Шереметеву, и гр. Матвееву, и особенно часто Меншикову, который исключительно ей был обязан сохранением своей головы».
 Обстановку избрания 28 января 1725 года Екатерины I (1725–1727) преемницей власти и политики своего мужа подробно описал архиепископ Феофан Прокопович: «…Вчера ввечеру Синод и Сенат приговорили, что ежели Божиим изволением толико отца лишитися случится, тотчас бы на едино место в палатах царских собратися и всё, что ни надобе к безопаству и тишине народной, первое бы усмотреть и устроить, нежели народу о смерти государевой извещено будет. Так и сделалось: тотчас после оной печальной ведомости сенаторы вси, и от Синода четыре персоны, сколько на тот час во дворце ночевало, а кроме тех и генералитет и нецыи (некоторые, — Авт.) из знатнейшего шляхетства в едину комнату в палатах собрались, и прежде всего о наследнице произошло слово. 
Многие говорили, что скипетр никому иному не надлежит, кроме её величеству государыне, как и самою вещию её есть, по силе совершившейся недавно её величества коронации (в 1724 году, — Авт.). Нецыи же рассуждать почали, подаёт ли право такое коронация, когда и в прочих народах царицы коронуются, а для того наследницами не бывают? Но тогда некто воспомянул, с каким намерением государь супругу свою короновал… 
Открыл он (Пётр I, — Авт.) мысль свою четырём из министров, двоим из Синода персонам, здесь присутствующим, и говорил, что тая нужда короновать ему супругу свою (которого обычая прежде в России не бывало), что аще бы каким случаем его не стало, праздный престол тако без наследника не остался бы, и всякая вина (угроза, — Авт.) мятежей и смущений благовременно пресечена быть могла бы. О таком намерении покойного… императора оный некто (сам Феофан Прокопович, — Авт.)… сослался на свидетельство слышавших оное государево слово, и зде присутствующих; что един первое ясно подтвердил, тоже и прочие засвидетельствовали. И тако без всякого сумнительства явно показалося, что государыня императрица державу российскую наследовала, и что не елекция (не выбор, провозглашение, — Авт.) делается, понеже прежде уже наследница толь чинно и славно поставлена; чего для, дабы и конгресс тот не елекциею, но декларациею назван был, согласно все приговорили. Тотчас и декларация, которую бы всенародно публиковать и по провинциям разсылать, написана и всего конгресса руками закреплена, в которой, известив о смерти государевой, от Сената и от Синода, такожде и от генералитета объявляется, что Екатерина императрица владеет, и что вси её величеству верность и всякое послушание чинити должны. 
И тако вси к поздравлению её величества, в комнату телу умершего государя близкую пришли: куды когда такожде и государыня изволила выйтить; просили её величество дабы бремя государственного владения, которое Бог и супруг ей вручили, действительно принять изволила. Но государыня сокрушённа печалию, и неутомимо плачущая, не могла почти словесно ответствовать; только не возбраняя руки целующим, соизволение своё показала. И так всё дело великого и всещедрого Бога милостию в едином часе совершилось. 
Скоро и день настал. Полки, сколько их ни было в Санкт-Петербурге, от своих командиров, по разным в городе местам, известие о смерти государевой с великим воплем и плачем получили; и тогож дня указом императрицы государыни заслуженное жалование им выдано…» (Прокопович Ф. Краткая повесть о смерти Петра Великого. СПб., 1831, стр. 15–19). Екатерина, ставшая императрицей благодаря сомнительным свидетельствам и поддержке гвардии, первым делом заявила, что малолетний внук усопшего императора (будущий Пётр II) получит власть после её смерти. Этим она сняла проблему прямого столкновения с родовой аристократией.
 Одновременно императрица не препятствовала сосредоточению реальной власти в руках А. Д. Меншикова, согласившись даже на брак его дочери с царевичем Петром. И дальше всеми делами заправлял Меншиков, а с ним те вельможи, которые старались ему угождать, — поэтому правление Екатерины I было только по имени её правлением. Однако нужно заметить, что Меншиков был всё-таки незаурядным политическим деятелем, сделавшим много полезного для страны, — хоть и воровал безбожно. Он пожелал сделаться курляндским герцогом с тем, чтобы Курляндия, находившаяся в отношениях ленной зависимости от польской короны, попав ему во власть, перешла бы в ленную зависимость от России. Он, правда, потерпел неудачу, но этот факт, как и некоторые другие факты последних лет его жизни, показывает, что петровская политика подбора кадров всё-таки работала. (Для справки: Курляндское, или Земгальское герцогство образовалось на юго-западе современной территории Латвии после распада Ливонского ордена. С 1617 года — зависимая от Польши дворянская республика, с 1710 под протекторатом России. Герцога избирал сейм Курляндии, а утверждал польский король, с учётом мнения России. Столица — Митава, ныне Елгава в Латвии.) Не исключено, что светлейший князь всерьёз задумывался над судьбой Бориса Годунова, сумевшего стать царём. 1725, март. — Екатерина даёт аудиенцию французскому посланнику Кампредону, предлагая заключить союз России и Франции, который был бы скреплён браком её дочери Елизаветы Петровны и короля Людовика XV. Этого не сбылось. Июнь. — Брак между старшей дочерью императрицы Анной Петровной и Карлом Фридрихом, герцогом Голштейн-Готторпским. Помимо проблем династических и внешних, правительство Екатерины плотно занималось и делами внутреннего устройства. В 1725 году отношения с многочисленными сибирскими народами были, в целом, мирными. Однако приходилось держать воинские контингенты между собственно Россией и Сибирью. Это была Закамская оборонительная линия крепостей: Ставрополь (ныне Тольятти) — Мензелинск; по реке Каме до устья Чусовой (Пермь); далее линия шла чуть южнее Чусовой (Кунгурские городки) до Исети. Затем по Исети вниз (Екатеринбург, Колчедан, Катайск, Шадринск, Исетск, Ялуторовск) до Тобола. Несколько крепостей на реке Тоболе (Тобольск, Царёво Городище = Курган), также по Ишиму (Петропавловск), Иртышу (Омск) и Таре. Имелась ещё военная база в Уфе. Правительство было озабочено тем, чтобы привести башкиров в истинное подданство. Но для этого на границах с Башкирией нужны дополнительные войска. А вот и подтверждение остроты вопроса, — фрагменты доношенияВ. Геннина императрице Екатерине I от 15 марта 1725 года: «Всемилостивейшей нашей государыне императрице нижайшее доношение. Понеже моё, нижайшего, мнение о опасности от башкиров, ежели совокупятся вместе с Казачьей ордой и с каракалпаками, и с контаишиными людми, и с другими ордами, то они могут великой вред России учинить, и в то время, ежели когда с других сторон, а наипаче от турок, воина будет, то чего храни Боже, то великая опасность быть имеет от оных домашних мятежников. Того ради по своей ревности, хотя оное у меня не спрашивается, однако должно мне о таком деле объявить нижеписанное. 1. Для охранения сибирских заводов и пограничного рубежа, чтоб всеконечно определено было несколко полков по сибирской границе от Екатеринбурха по Исецким, Тоболским и Ишимским слободам до Тары, как в прежних моих доношениях к его императорскому величеству было объявлено пространно. 2. Наипаче в нынешних времянах другие полки надлежит определить по Каме-реке и при них доброго и искусного командира, которой бы мог иметь и на оборот глаз опасной, как шпагой, так и пером, а корыстей и прихотей бы своих ко исполнению не искал, но самой бы совестию доброй и правдивой человек, которой может не токмо чрез страх и кроволитие, но чрез доброе и ласковое обхождение и правдивой порядок привести непокорной народ в подлинное подданство, и чтоб тот командир не токмо над Камским и Казанским граничными рубежами имел команду, но имел бы такую ж команду и надзирание над сибирским рубежным чертежем и над Уфою… 5. Которые горотки по реке Каме от устья вверх огорожены деревянными фортификации, оные надлежит всеконечно починить и исправить, и снабдить доволною артиллериею и аммунициею, и пушкарями, и ко оному определить одного артиллериста, которой бы все оные ведал, и что повредтца исправлял. 6. Тако ж надлежит поступать с кунгурскими рубежными острожками и с теми слободами, которые от устья Чюсовои Сибирью до Иртыша и до Тары, как выше сего объявлено, понеже Господь Бог под своею десницею Сибирь до сего времяни хранит от таких спокойных соседей, которые силны и многолюдны…» Однако строительство Ново-Закамской линии началось только при Анне Иоанновне, о чём мы поведаем в своё время. В феврале 1726 года Екатерина учредила Верховный тайный совет, отобравший ряд полномочий у Сената. В её указе, в частности, говорилось: «За благо мы рассудили и повелели с нынешнего времени, при дворе нашем, как для внешних, так и для внутренних государственных важных дел, учредить Верховный Тайный Совет, при котором мы будем сами присутствовать. В том Верховном Тайном Совете быть при нас из первых сенаторов, а вместо их в Сенат выбраны будут другие, которые всегда при одном сенатском правлении будут. Быть при нас в Тайном Верховном Совете нижеписанным персонам: генерал-фельдмаршал и тайный действительный советник светлейший князь Меншиков, генерал-адмирал и тайный действительный советник граф Апраксин, государственный канцлер и тайный действительный советник граф Головкин, тайный действительный советник граф Толстой, тайный действительный советник князь Голицын, вице-канцлер и тайный действительный советник барон Остерман…» Председателем Совета считалась она сама, а в числе семи его членов кроме А. Д. Меншикова, как видим, оказался и один из его противников князь Д. М. Голицын, и влиятельный Пётр Толстой. Императрицу на заседаниях Совета представлял её зять Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский. Поскольку сама императрица делами и размышлениями о государственном устройстве себя особо не занимала, надо полагать, близкие к ней люди подсказали ей этот план, чтобы ограничить излишне, на их взгляд, амбициозные планы Меншикова. В России степень близости к царскому уху вообще многое, если не всё, определяет для людей элиты. Верховный тайный совет снизил размер подушного налога, отменил участие армии в его сборе, облегчил служебные обязанности дворянства. Дворянам предоставили право торговать во всех городах и на пристанях (раньше таким правом обладало лишь купечество). 1726, июль. — Изгнание из Митавы, столицы Курляндии, Морица Саксонского, которого сейм Курляндии неоднократно избирал герцогом. Август. — Присоединение России к Венскому договору, заключённому в 1725 между императором Карлом VI Габсбургом и Испанией; Россия предоставляет в распоряжение союзников 30-тысячную армию в обмен на поддержку в случае войны с Османской империей. Указ о слиянии в целях экономии учреждённых Петром I светских школ с семинариями. 1727, февраль. — Курляндский сейм подтверждает избрание своим герцогом Морица Саксонского и вновь отвергает Меншикова. Март. — Сейм Курляндии избирает герцогом Бирона; в июле это избрание ратифицировано Августом III. Апрель. — Издан именной императорский указ «О высылке Жидов из России». Верховный тайный совет постановляет издать «Камень веры», защищающий чистоту православия от всевозможных реформистских поползновений. Беринг открывает пролив, отделяющий Азию от Америки. Май. — Смерть Екатерины I. Воцарение Петра II. Право назначения на высшие военные должности переходит к Верховному тайному совету. После своей неудачи в Курляндии Меншиков решил возвысить себя в собственном отечестве, отдав за великого князя Петра Алексеевича (1715–1730), внука Петра I, свою дочь Марию. 13 мая 1727 года он, получив чин генералиссимуса, стал полноправным главой всего русского войска. Тут умерла Екатерина, и дочь Меншикова оказалась невестой не царевича, а императора! 25 мая император Пётр II обручился с княжной Марией Меншиковой, которой отец назначил 34 000 рублей на содержание особого двора, и приказал поминать её в церквах вместе с императором в качестве наречённой невесты и с титулом великой княжны. Он сам, наречённый тесть императора Петра II, стал одним из самых могущественных людей Руси. Петру было всего 12 лет, и Александр Данилович, под предлогом надзора за его воспитанием, перевёз малолетнего императора в свой дом на Васильевском острове. Однако в Верховном тайном совете развернулась борьба за власть; фактическим правителем страны по смерти Екатерины I стал князь Д. М. Голицын, а князь Меншиков скоро оказался в опале.
Категория: От Петра до Павла | Просмотров: 1113 | Добавил: historays | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Календарь
«  Июнь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Интересное
Молотов в опале
5
И з я с л а в - II (1146-1154)
Война на Африканском Роге. Боевые действия в Эфиопии
Микоян в последние годы жизни
ЦАРЬ И ВИТТЕ
И з я с л а в (1054-1078)

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2021
Сайт управляется системой uCoz