Приветствую Вас Гость | RSS
Вторник
21.11.2017, 05:28
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Новая история старой Европы [182]
400-1500 годы
Символы России [102]
Тайны египетской экспедиции Наполеона [41]
Индокитай: Пепел четырех войн [72]
Выдуманная история Европы [68]
Борьба генерала Корнилова [41]
Ютландский бой [84]
“Златой” век Екатерины II [52]
Последний император [57]
Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 [33]
Иван Грозный и воцарение Романовых [88]
История Рима [81]
Тайна смерти Петра II [67]
Атлантида и Древняя Русь [132]
Тайная история Украины [54]
Полная история рыцарских орденов [40]
Крестовый поход на Русь [63]
Полны чудес сказанья давно минувших дней Про громкие деянья былых богатырей
Александр Васильевич Суворов [30]
Его жизнь и военная деятельность
От Петра до Павла [45]
Забытая история Российской империи
История древнего Востока [475]

Популярное
Анк Марций – четвертый римский царь
Лангобарды и римляне
9
Остготы. Теодорих
Состязание Гомера с Гесиодом
Падение царства Лидийского при Крезе
Японцы и итальянцы

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » 2015 » Июнь » 13 » Малая Россия после Петра I
17:22
Малая Россия после Петра I

 Теперь вернёмся к истории малороссийской власти. Сначала коротко вспомним, что какие политико-административные изменения происходили в этой бывшей польской колонии, воссоединённой с Россией после столетий раздельной жизни, начиная с 1654 года. Революция Богдана Хмельницкого разрушила существовавшие под Польшей порядки. 
Все стали свободны и равны. Рухнули сословные, классовые, национальные и религиозные перегородки; вчерашний крепостной мог стать полковником, а примкнувший к восстанию шляхтич шёл в казаки. Раньше здесь не было организованного и твёрдо установленного административного аппарата и социального порядка, а теперь вся власть оказалась в руках тех, кто во время восстания попал в старшины (много позже примерно так шли дела и в Москве, и в Киеве в первые недели после падения власти КПСС). Тогда, как умели и могли, так власть и организовали, только было это в условиях войны. Центральное русское правительство, само занятое войной за воссоединение с Левобережной Украиной, в её внутренние дела почти не вмешивалось, предоставив самому населению налаживать жизнь. 
И так продолжалось далее до заключения «вечного мира» с Польшей, прекращения войн за сохранение Левобережья в составе России, и во всё двадцатилетнее правление Мазепы, вплоть до его измены, то есть больше пятидесяти лет. 
Измена Мазепы положила этому конец: центральное правительство перестало доверять и гетманам, и старшинам, и начала принимать активное участие в её административном аппарате. Наконец, в последние годы жизни Петра I вся власть оказалась в руках фактического наместника царя, наказной (не выборный) гетман Павел Полуботок умер в тюрьме, и в ней же содержалось немало казачьих старшин. После смерти Петра (1725) начался откат назад. 
Летом 1727 года правительство Петра II, получившего трон в мае, решило организовать выборы нового гетмана; организатором выборов был послан тайный советник Наумов. Предварительно в гетманы наметили полковника Даниила Апостола. Поскольку кандидат пользовался всеобщим уважением и за храбрость в боях, и за честность в делах, 1 октября съехавшиеся в Глухов старшины единогласно выбрали его гетманом; в тот же день Апостол был приведён к присяге «при громе пушек и неумолкаемых восклицаниях народа». 
Наумов остался при нём в качестве министра дел государственных и советов. Сразу по избранию нового правителя началось возрождение автономного управления, установленного Хмельницким, вмешательство же великороссийских чиновников в дела было сведено к минимуму. Этому предшествовала поездка Апостола в Петербург, на коронацию Петра II. После коронации и длительных совещаний с Верховным тайным советом, который тогда ведал всеми делами, было вынесено решение, вроде «конституции» для Малой России, известное под именем «Решительных Пунктов» (от слова «решать»).
 «Пункты» эти предоставляли Малороссии широчайшее самоуправление. Центральная власть (император) оставляла за собой только право утверждать выбранного «вольными голосами» гетмана, а также и смещать его. Таким образом, старшины не могли уже сменить выбранного и утверждённого гетмана. Кроме того, центральная власть (Коллегия иностранных дел) выносила решения по жалобам на Генеральный суд. Военные силы (казачество) в оперативном отношении были подчинены российскому фельдмаршалу. 
Все остальные вопросы (кроме смертной казни) решал гетман со старшинами. Сохранялся принцип выборности полковников, сотников и других старшин. Только в двух случаях не было удовлетворено желание Апостола: о запрещении пребывания в Малой России евреев (даже временно) и о выселении раскольников.
 По первому вопросу было решено: «евреям не возбранено торговать в Украине на ярмарках, но только оптом, и не велено им увозить серебра, золота и меди, но закупать на сии деньги товары; жительствовать же им в Малороссии запрещено». По вопросу о раскольниках решено: «отказать гетману в просьбе его, чтобы выведены были из полков Стародубского и Черниговского поселившиеся в оных раскольники, но положено казнить смертью тех, кои будут привлекать к своей ереси малороссиян или великороссиян, об обращении же к православной вере сих раскольников велено всячески стараться». Здесь уместно сказать, с каким уважением «Решительные пункты» отнеслись даже к правилам, привычным со времён польского господства. 
Многие города Украины имели от королей привилегию управляться по нормам так называемого «Магдебургского права», заимствованного с Запада, а также в административно-судебной практике применялись иногда и нормы «Саксонского права», тоже через Польшу пришедшего с Запада, и нередко расходящегося с «Магдебургским правом». Так вот, чтобы их согласовать и облегчить пользование ими, в «Пунктах» появился § 20, который гласил: «многоразличные и часто противоречащие Магдебургские и Саксонские права перевесть на русский язык, и посредством сведущих людей составить из них целое», — и подтверждающие это документы сохранились!
 Никогда раньше не было особых «украинских законов», как оно приличествует самостоятельному государству. До Хмельницкого на Украине, как польской колонии, существовали коронные суды, но не украинские, а польские. Казаки же судились своими гетманами, полковниками и генеральными и полковыми судьями, состоявшими из выборных старшин, нередко полуграмотных, мало понимающих в иностранных «правах». 
И лишь теперь Украина получила свою собственную судебную власть! Несмотря на преклонный возраст (ему было за 70 лет), Апостол с исключительной быстротой использовал политическую конъюнктуру, и в течение нескольких лет вернул почти все прежние права и привилегии. Была проведена строгая проверка всех неправильно розданных или самовольно захваченных земель; упорядочены финансы и администрация; уменьшено число наёмных, дорого стоящих «компанейских» полков, получено согласие Петербурга на вывод всех, находившихся на постое войск (постои эти были чрезвычайно обременительны для населения), кроме шести драгунских полков. 
При Апостоле же, по его ходатайству, императрица Анна Иоанновна (сменившая умершего в январе 1730 года Петра II) разрешила запорожцам, жившим с 1709 года во владениях Турции, вернуться на их старые места. Сделано это было, невзирая на протесты султана и запрет Крымского хана. Запорожцы прибыли в Белую Церковь и присягнули на верность России, причём им роздали на обзаведение 5000 рублей. После этого некоторые отправились в Сечь, а женатые были расселены в Старом Кодаке, Новом Кодаке и по реке Самаре. 
Так была закончена мазепинская эпопея; некоторое число старшин, бежавших с Мазепой, вернулись ещё раньше, в разные сроки. Одни из них были полностью прощены, другие (например, племянник Мазепы Войнаровский) сосланы в Сибирь. За границей остался только бывший гетман Орлик, перекочевавший из Швеции во Францию. Малороссия активно участвовала в военно-политических мероприятиях общероссийского правительства.
 Так, в 1733-м около 30 000 казаков и крестьян были направлены на юг, где создавали укреплённую линию для защиты от набегов татар. Также казаки под командой полковника Капниста отбили нападение калмыков Дон Дука-Овбо, которые вторглись в районе Изюма в Слободскую Украину и намеревались продолжить свой набег на запад. Интересно, кстати, что калмыки тоже приносили присягу России. Почти одновременно с калмыцким набегом пришлось казачьим полкам воевать и в пределах Польши. Это было, когда в 1733 году, после смерти короля Августа, шляхта пыталась провозгласить королём не его сына, которого поддерживала Россия, а ставленника французов Станислава Лещинского. Чтобы поддержать своего кандидата, Россия ввела в Польшу войска, в том числе и крупный казачий отряд наказного гетмана Лизогуба и полковника Галагана.
 Казаки с особенным воодушевлением били конфедератов — сторонников Лещинского. Как когда-то польские паны усмиряли их предков, так теперь они усмиряли поляков, проявляя особую непримиримость к униатам. 
Через шесть лет, в январе 1734 года Апостол умер. Снова встал вопрос о выборе гетмана, но теперь он обострился из-за того, что фактическим самодержцем России был Бирон, а он не особенно одобрял автономию Малой России. Вместо ожидавшегося согласия на выбор гетмана, старшины получили из Петербурга указ о создании «Малороссийского Правления» — коллегии из шести членов: три великоросса и три малоросса. Впрочем, Указ предписывал во всей строгости придерживаться «Решительных Пунктов» и соблюдать полное равенство между членами «Правления». Так в жизни Левобережья начался новый период — без гетмана, который тянулся 16 лет, до выбора уже при Елизавете Петровне нового гетмана — Кирилла Разумовского (в 1750). Первые шесть лет этого периода были очень тяжелы, так как совпали с длительной войной с Турцией (1735–1740), в которой казаки и запорожцы принимали участие, а Украина была ближайшим тылом. К тому же при Бироне любой старшина мог ожидать ареста и ссылки за любую провинность. 1737. — Казаки участвуют в штурме Очакова. 1738–1739. — 18 000 казаков и 4000 запорожцев участвуют в победоносном Молдавском походе Миниха, решившем участь войны и навсегда устранившем возможность татарско-турецких набегов, от которых столетиями страдала Украина. 
После смерти императрицы Анны Иоанновны (1740) и падения страшного Бирона малороссийской элите стало жить полегче. Когда же на престол вступила дочь Петра — Елизавета, Малая Россия опять начала получать утраченные после смерти Апостола права на самоуправление. Надо, полагать, этому способствовало то обстоятельство, что любимцем новой императрицы (и её тайным мужем) был простой украинский казак Алексей Разумовский. 
В 1743 году Елизавета посетила Киев и пообещала старшинам дать им нового гетмана. Однако от обещания до избрания пришлось ждать ещё шесть лет. А в гетманы императрица наметила младшего брата Разумовского, Кирилла, который был ещё молод и получал образование в Европе. Только в 1750 году состоялись в Глухове, в присутствии дяди царицы, графа Гендрикова, выборы нового гетмана. Единогласно был выбран рекомендованный императрицей Кирилл Разумовский; сам он на выборах даже не присутствовал, и только летом следующего, 1751 года прибыл в Глухов, где в пышной и торжественной обстановке вступил в исполнение своих гетманских обязанностей. Ещё при Мазепе было установлено почётное звание «бунчуковых товарищей», не связанное ни с получением жалованья, ни с исполнением каких либо должностей, кроме присутствия, да и то необязательного, при гетманском бунчуке23во время разных торжеств. 
Звание это давалось потомкам выдвинувшихся старшин, что как бы причисляло их к высшему, правящему и владеющему «маетностями» (имениями) сословию. Количество этих «бунчуковых товарищей», новых малороссийских дворян, высшей элиты, при Разумовском неуклонно и быстро росло. Кроме того, аналогично «бунчуковым товарищам», в полках было установлено так же щедро раздаваемое звание «значкового товарища». С детства увезённый с родины, воспитанный за границей, женатый на родственнице императрицы — Нарышкиной, Разумовский был больше европейцем и царедворцем, чем казаком, а потому его пиетет перед «дворянской демократией» и засильем элиты не удивительны. Образованный, не глупый и доброжелательный по натуре, он понимал своё гетманство, как роль владетельного князя или герцога Европы. Непосредственная же близость к императрице (через брата) делала его положение особенно устойчивым и независимым от чиновников-великороссов, бывших как бы комиссарами при последних гетманах. Столица была перенесена из Глухова в Батурин, где начал строиться роскошный гетманский дворец; чиновники-великороссы отозваны; гетман правил единолично, но в полном согласии как с Петербургом, так и «Генеральной Канцелярией», состоявшей из старшинской верхушки. Во время частных и долгих отлучек Разумовского в Петербург вся власть передавалась этой «Канцелярии», душой которой был Генеральный писарь А. Безбородко. В начавшейся вскоре Семилетней войне с Пруссией (1753–1760) украинские казачьи полки почти не участвовали, кроме небольшого отряда, сражавшегося в битве при Эгерсдорфе, да 8000 обозных, из которых большинство погибло от болезней. Гуманное для той эпохи царствование Елизаветы было гуманным и для Малороссии, которая в этот период без войн и татарских набегов экономически крепла, отстраивала города, упорядочивала хозяйственную и административную жизнь. Но со смертью императрицы (ноябрь 1761) отношение Петербурга к самоуправлению Малой России начало меняться. Уже её преемник Пётр III начал назначать полковников помимо гетмана, а сменившая его Екатерина II (1762) и вовсе упразднила гетманство (1764), назначив сюда наместника. Непосредственным поводом к упразднению гетманства послужило ходатайство старшинской верхушки сделать гетманское звание наследственным в роде Разумовских. В этом было усмотрено стремление к обособлению Украины, которое могло бы в дальнейшем повести к измене России и возможному сотрудничеству с Польшей или Турцией, — а Россия тогда уже имела планы раздела Польши и вытеснения с берегов Чёрного моря Турции, что и было осуществлено в течении следующих трёх десятилетий. Правда, кроме нескольких голословных доносов, никаких указаний на сепаратистские намерения старшин не существует, а потому можно утверждать, что их и не было. Скорее всего, подозрительными правительственными чиновниками было сочтено за сепаратизм несомненное желание старшины сохранить автономию и свои привилегии. Ведь идеалом казачьей старшины всегда было создание из Украины-Руси автономии по типу Великого княжества Литовского, чтобы они были бы магнатами и шляхтой (о народе они не думали). В 1764 году гетман Разумовский был вызван в Петербург и уволен в отставку, с огромной пенсией и оставлением в его потомственном владении многочисленных имений, которыми он раньше пользовался, как гетман. Он прожил ещё 40 лет и умер в богатстве и почёте как сановник Российской империи, а гетманская должность больше не замещалась никогда. Управлять Украиной стал наместник, а позже — генерал-губернаторы и губернаторы. 110-летний период пребывания Левобережья в составе Российского государства в качестве автономной единицы закончился; начался новый, 150-летний период — в качестве Черниговской и Полтавской губерний Российской империи. За 110 лет гетманщины население этих земель увеличилось едва ли не втрое. Согласно некоторым данным, в момент воссоединения всего населения здесь было около миллиона человек, а в 1768 году насчитывалось 1 миллион 119 тысяч населения мужского пола, то есть около 2,25 миллионов всего, а с детьми и ещё больше. И за этот достаточно длительный период произошёл уникальный процесс превращения бесклассовой и бессословной массы, каковой было население Гетманщины в годы восстания Богдана Хмельницкого, в строго сословный, крепостнический строй. Это произошло без давления извне, своими внутренними силами, и почти без сопротивления страдающей части населения: ни крупных восстаний, ни больших бунтов принуждаемых к «послушенству» крестьян не было. Правда, имелись множественные мелкиеслучаи сопротивления, но они не выходили из границы одного села. Обычно дело начиналось с суда, перед которым надо было доказать своё казачье происхождение и тем освободиться от крепостного права, но из-за отсутствия документов и пристрастия шляхетских судей дело редко кончалось успехом. Тогда обиженные несправедливостью и поднимали бунты, но это для них всегда плохо кончалось. И что поразительно, именно этот период украинские сепаратисты изображают в своей политизированной «истории», как период насильственной ломки быта и культуры Украины, порабощения её Россией! Они говорят, что в области культурной произошла принудительная русификация и уничтожение «украинской культуры». Что в области социальной имело место закрепощение крестьян и создание феодально-сословного строя. Что в области политико-административной была осуществлена ликвидация «вольностей казацких». Так ли это? Мы показали достаточно подробно все изменения, происходившие в этот период. И мы видим, что на деле в области культурной произошло добровольное слияние; в области социальной изменения шли по инициативе украинской старшинской элиты — Россия их только подтверждала. Лишь в области административно-политической, действительно, инициатива изменений (нередко принудительных) исходила от России и, в самом деле, «вольности» выборной старшины были — в той форме, в которой они существовали в момент воссоединения с Россией, ликвидированы. Но зато старшины приобрели другие «вольности» — права потомственного дворянства Российской империи, а также право владения крепостными крестьянами, и от изменений не проиграли, а выиграли. Местный административный аппарат (кроме назначаемых из Петербурга губернатора и высших чиновников), полностью остался в руках местной же элиты, превратившейся в потомственных дворян: они выбирали суд и полицию из своей среды, а предводитель дворянства был вроде хозяина уезда. Не проиграли и казаки: не став потомственными дворянами, они превратились в свободных земледельцев. А кто же проиграл в этой истории? Только крестьяне, попавшие к своим бывшим начальникам в крепостную зависимость. Их положение сравнимо с положением крестьян времён польского владычества, но только без религиозного и национального преследования, характерного для польской эпохи. И кстати, положение крепостных-малороссов ничем не отличалось от положения крепостных в остальной России, — тех тоже вовсю эксплуатировали «вольные» дворяне. А вот и плюсы этой эволюции: оба врага Малороссии, крымские татары и Польша, с которыми раньше велись непрерывные кровавые войны, были обезврежены общероссийскими силами. Крым завоёван, а Польша низведена на положение третьестепенного, к тому же разлагающегося государства, и не могла более угрожать Украине. Потребность борьбы на границах отпала, и вместо постоянной, весьма обременительной военной службы казаки постепенно были уравнены в несении воинской повинности с остальным населением России.
Категория: От Петра до Павла | Просмотров: 726 | Добавил: historays | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Календарь
«  Июнь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Архив записей

Интересное
ВСТУПАЯ НА ПУТЬ ТЕРНИСТЫЙ
я р о п о л к (1132-1139)
Разъяснение по некоторым из приведенных выше положений программы партии
Молотов на пенсии
И м п е р а т о р а л е к с а н д р - III (1881-1894)
Советские летчики защищают Шанхай
ПРОГРАММА партии социалистов-революционеров

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2017
Сайт управляется системой uWeb