Приветствую Вас Гость | RSS
Суббота
10.12.2022, 05:28
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Новая история старой Европы [183]
400-1500 годы
Символы России [100]
Тайны египетской экспедиции Наполеона [41]
Индокитай: Пепел четырех войн [72]
Выдуманная история Европы [67]
Борьба генерала Корнилова [41]
Ютландский бой [84]
“Златой” век Екатерины II [53]
Последний император [54]
Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 [31]
Иван Грозный и воцарение Романовых [88]
История Рима [79]
Тайна смерти Петра II [67]
Атлантида и Древняя Русь [126]
Тайная история Украины [54]
Полная история рыцарских орденов [40]
Крестовый поход на Русь [62]
Полны чудес сказанья давно минувших дней Про громкие деянья былых богатырей
Александр Васильевич Суворов [29]
Его жизнь и военная деятельность
От Петра до Павла [45]
Забытая история Российской империи
История древнего Востока [738]

Популярное
Аристотель, или Золотая середина
Умственная жизнь греков
Софисты и софизмы
Религия германцев
Сиракузы. Два Дионисия. Дион
Авл Постумий
Марафон

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » 2014 » Апрель » 13 » Китай-Вьетнам: Четвертый фронт
12:10
Китай-Вьетнам: Четвертый фронт

 Мы, иностранные журналисты, аккредитованные в Ханое, собрались в отделе печати МИДа Вьетнама. И здесь вновь зазвучало страшное слово: «Война!»
«Надо быть готовыми работать на боевых позициях. Семьям предстояла эвакуация за пределы СРВ, а те, кто может не успеть, должен иметь полную заправку бензина в автомашинах, чтобы дотянуть как минимум до Дананга. Это километров 700 от Ханоя». (Моему сыну Василию было всего восемь лет. Он не собирался уезжать. И даже просил пистолет. Настоящий, конечно! Не дали.)
Запас пищи, одежда… маленькие дети… Говорили о многом. Но разве все предусмотришь, если срочная эвакуация… Если уже сегодня, а не завтра – война. А китайская граница – всего в 140 километрах от Ханоя. Дэн Сяопин заявил, что может позавтракать в Китае, а пообедать уже в Ханое…
После организационных вопросов слово взял полковник госбезопасности СРВ, старый знакомый еще по временам американской войны. 
Он давно «переквалифицировался» и теперь занимался пограничными вопросами на Севере Вьетнама. Иначе говоря, отношениями с Китаем.
– Как готовился пограничный конфликт? – первый вопрос.
– Кратко немного истории, – начал полковник. – Последние годы приходилось трудно работать с хуацяо (китайскими эмигрантами). Пекин пытался их активно использовать в интересах своей гегемонистской политики. 29 сентября 1977 года заместитель председателя ЦК КПК Дэн Сяопин заявил, что «вопрос о работе среди заморских китайцев надо поднять на повестку дня». И вопрос этот был поднят сначала на специальном совещании по проблемам хуацяо, в котором, по сообщению агентства Синьхуа, приняли участие восемнадцать «заинтересованных» центральных ведомств и организаций КНР, а затем на сессии Всекитайского собрания народных представителей в феврале – марте 1978 года.
В кулуарах и в открытую воспроизводились слова Мао Цзэдуна, сказанные еще в 1959 году на военно-дипломатическом совещании: «Мы должны покорить мир, это – наша цель. Мы должны любыми средствами захватить Юго-Восточную Азию, в том числе Южный Вьетнам, Таиланд, Бирму, Малайзию, Сингапур. Этот район богат сырьем, которое себя с лихвой окупит…»
– При этом, – заметил полковник, – широко известно, что стратегические планы «покорения» планеты разрабатывались в КНР еще в более ранний период. По сведениям, например, американской разведки в канцелярии Мао Цзэдуна в 1953 году была составлена программа действий, рассчитанная на 20 лет. Она предусматривала, например, захват всей Азии к 1965 году. 
Потом на очереди – Африка. «Отторжение» ее природных богатств должно было привести к «капитуляции» самоуверенную старую Европу. Но этого, как видим, пока не произошло. – Полковник закурил.
– В отношении Вьетнама, других стран Индокитая и всей Юго-Восточной Азии Пекин делал ставку на свою «пятую колонну»– хуацяо, которых насчитывается в регионе примерно 20 миллионов.Значительная их часть занята в промышленности и торговле. Совокупный капитал китайской эмиграции в ЮВА достигал почта 20 миллиардов долларов США. Именно в состоятельной прослойке хуацяо пускали корни и орудовали агенты КНР. Им нужны не только «души», но и содержимое их сейфов – золотые слитки, драгоценности, опиум. Подбираясь к богатствам, китайские разведчики проповедовали те же идеи, что и циньские наместники: «Китай везде, где есть китайцы». А они – представители Пекина – видите ли, будут проводить политику покровительства «зарубежным соотечественникам». Но каким соотечественникам?
 Пекин проявляет заботу только о тех, кто может принести пользу и нарочито игнорирует судьбу многих сотен тысяч китайских эмигрантов, разбросанных по разным районам мира и подвергающихся эксплуатации. И понятно, почему весной 1978 года китайская пропаганда, подняв кампанию в «защиту хуацяо», пыталась взять под свое «крыло» именно тех китайцев, на которых распространялись законные права правительства Социалистической Республики Вьетнам, проводившего национализацию крупной частной промышленности и торговли в южной части страны, прежде всего в городе Хошимин.
Пекинская операция «наныдяо» входила в силу. Ее поддержали и за океаном, где в различных кругах стали муссировать тему «исхода китайцев», о преследованиях китайских промышленников и коммерсантов во Вьетнаме. Заранее спланированные действия Пекина по оказанию давления на СРВ, в связи с вопросом о якобы «бедственном положении» лиц китайской национальности во Вьетнаме, продолжали принимать все большие размеры. 1 мая 1978 года китайские власти выступили с открытым заявлением о будто бы начавшейся кампании по «преследованию лиц китайской национальности во Вьетнаме».
– Правительство СРВ, – подчеркивал полковник, – не раз предлагало китайской стороне обсудить вопрос о лицах китайской национальности, не отравлять атмосферу, не обострять отношения между странами, не подрывать традиционные связи двух народов. Но Пекин отказывался сесть за стол переговоров. «Вопрос» о хуацяо был нужен для вмешательства во внутренние дела Вьетнама.
Китайцы стали создавать трудности на различных объектах, сооружаемых во Вьетнаме. Поставки необходимых чертежей и машин задерживались. Оборудование приходило некомплектным. Китайские рабочие и инженеры неожиданно уезжали. 
Все это отрицательно сказывалось на строительстве и сдаче в эксплуатацию необходимых СРВ объектов, тормозило развитие экономики республики.
12 мая правительство КНР приняло решение отменить все поставки оборудования, предоставляемого СРВ. Пекин заявил, что высвобожденные средства будут использованы для трудоустройства лиц китайской национальности, которых Вьетнам якобы «выгнал» из страны. Затем последовали новые акции давления Пекина: он отозвал большую часть технических специалистов, начал затягивать выполнение торговых контактов, односторонне аннулировал ряд соглашений, подписанных правительствами двух государств.
Пекин предпринял также ряд мер, затрагивающих интересы других стран. Так, он стал запрещать или ограничивать транзитные перевозки из Европы через территорию Китая оборудования и материалов для Вьетнама. В отношении поставок из СССР трудности были еще в 60-х годах, во время войны с США. Не доходила военная техника, другие товары. В Хайфонском порту были введены так называемые «белые» и «желтые» дни, чтобы русские и китайцы не «соприкасались»…
Китайское правительство без всяких оснований приняло решение закрыть с 16 июня 1978 года вьетнамские генеральные консульства в городах Куньмин, Наньнин и Гуанчжоу, отдало распоряжение всем сотрудникам консульств покинуть Китай. Все они выехали из КНР 3 июля. Это был серьезный акт, направленный на дальнейшее обострение китайско-вьетнамских отношений. Одновременно Пекин усилил напряженность на границе, подогревал антивьетнамские выступления лиц китайской национальности на территории СРВ.
– Но теперь о самих хуацяо (хоа киеу). – Полковник затушил сигарету, достал из стопки бумаг подборку документов, которые затем были опубликованы в 1979 году во вьетнамской печати и вошли в брошюру, изданную министерством иностранных дел СРВ, «Правда о вьетнамо-китайских отношениях за последние 30 лет». – Партия трудящихся Вьетнама и КПК договорились еще в 1955 году, что ПТВ будет осуществлять руководство над хуацяо, живущими в Северном Вьетнаме, и что они постепенно примут вьетнамское гражданство. Хуацяо в Северном Вьетнаме пользовались теми же правами и имели такие же обязанности, что и вьетнамские граждане. На Юге начиная с 1956 года, хуацяо стали принимать вьетнамское гражданство, чтобы обеспечить себе более благоприятные условия для жизни и работы. Политических и национальных проблем не возникало.
После полного освобождения Юга правительство и народ Вьетнама продолжали четко выполнять соглашение 1955 года в отношении хуацяо на Севере и в то же время должным образом учитывали историческую реальную действительность – а именно присутствие вьетнамцев китайского происхождения на Юге, рассматривали хуацяо в обеих зонах страны как неотъемлемую часть вьетнамского общества. Лица, у которых был тайваньский, гонконгский и другие иностранные паспорта (таких людей немного), а также хуацяо, высланные из Камбоджи кликой Пол Пота и нашедшие приют во Вьетнаме, считались иностранными гражданами.
Однако китайские руководители извратили соглашение 1955 года: они отрицали историческую реальную действительность – присутствие на Юге вьетнамцев китайского происхождения; считали всех хуацяо китайскими гражданами, претендовали на то, чтобы они им подчинялись.
– Под руководством китайского посольства, – говорил полковник, – были созданы организации и шпионская сеть хуацяо во Вьетнаме. 
Возникли так называемые «союз жителей китайского происхождения, выступающий за мир», «союз прогрессивных китайцев», «ассоциация жителей китайского происхождения за спасение», «ассоциация китайских школьников – патриотов», «единый фронт жителей китайского происхождения», «союз китайцев Бьенхоа». Члены этих организаций должны были выступать против политики вьетнамского правительства, отказываться от воинской повинности, от участия в строительстве новых экономических зон, разжигать национализм среди вьетнамцев китайского происхождения и создать «движение за восстановление китайского гражданства». Они выпускали фальшивые деньги, занимались спекуляцией, взвинчивали цены, чтобы подорвать правительственный план стабилизации и развития экономики Юга Вьетнама. Китайский «анклав» в Хошимине – Шолон с 600-тысячным населением стал пристанищем для посланцев и «нелегалов» из Пекина.
Эти лица и организации распространяли антиправительственные листовки, имели свои программные документы, главная цель которых заключалась в дискредитации мероприятий народной власти, саботаже, подрыве безопасности и общественного порядка в СРВ. Маоистские лазутчики не обошли своим «вниманием» и южновьетнамскую молодежь. В октябре 1976 года с ведома посольства КНР возникла пропекинская организация, которая действовала совместно с нелегальным «патриотическим союзом китайских студентов за границей». Деятельность этих организаций была вскрыта и разоблачена. Их лидеры, члены и сообщники арестованы и дали свидетельские показания органам государственной безопасности СРВ. Достоянием гласности стали факты шпионско-диверсионной деятельности против СРВ. Китай приступил к заброске своей агентуры во Вьетнам еще до начала агрессии США в 1964 году. – Полковник показал несколько инструкций, которые предписывали шпионам оседать в китайских семьях во Вьетнаме, находить удобные прикрытия, «легализоваться» и вести сбор разведывательной информации военного, политического и экономического характера.
– Особенно активное внедрение китайской агентуры велось в пограничных районах, например в провинции Куангнинь, где находятся крупные порты республики Хонгай и Камфа, пролегали важные в стратегическом отношении дороги, где проживали тогда примерно 160 тысяч лиц китайского происхождения.
Шпионские группы обосновались и во втором по величине городе Северного Вьетнама – Хайфоне. Эти группы располагали явочными квартирами, тайниками, поддерживали постоянную связь с «центром» и с китайским посольством в Ханое.
 Одна из таких активно действовавших явочных квартир, раскрытых органами государственной безопасности СРВ, находилась на центральной хайфонской улице Чан Фу в доме № 54. С весны 1978 года эта явка, как и другие, использовалась в качестве укрытая для провокаторов, организации нелегальной переброски хуацяо на территорию Китая, для закладки тайников с оружием.
– Итак, – говорил полковник, – весной – летом 1978 года Пекин приступил к осуществлению операции «наньцяо». Это была заранее спланированная акция. В течение многих лет агенты Пекина вели тысячи подробных досье на лиц китайской национальности, проживавших во Вьетнаме. Методически велась и психологическая обработка: высказывались угрозы, что скоро якобы начнется «большая война» и того, кто не вернется в Китай, постигнет суровая кара. Почти каждую ночь в дома лиц китайского происхождения приходили таинственные посетители, которые уговорами и запугиванием склоняли людей к отъезду в Китай. Агенты Пекина помогали хуацяо незаконно пробираться к Китаю, а затем сами закрыли границы. Тем самым были вызваны заторы на пограничных пунктах. Китайские провокаторы подстрекали оставшихся без крова людей нападать на представителей вьетнамских органов власти, создавать беспорядки, прорываться в Китай, хотя кроме самих китайцев их никто в пограничной зоне не удерживал. Более 170 тысяч обманутых людей легальными и нелегальными путями покинули СРВ и ушли в Китай. Однако те, кто замышлял операцию «наньцяо», рассчитывали на более существенные результаты.
Во Вьетнаме проживаю свыше 1,2 миллиона лиц китайского происхождения, и «наньцяо» была задумана, как операция по «умерщвлению живого организма без открытого кинжального удара, без прямого подсыпания яда».
Предполагалось, что провинцию Куангнинь покинут все жители китайского происхождения, а это означало, что должны были бы прекратить работу лесорубы, что возникнет нехватка рабочих рук во время сбора урожая риса, что из портов Хонгая, Камфа и Хайфона уйдут докеры. Летом 1978 года китайцы отправили в Хайфон и Хошимин два своих парохода, чтобы забрать из СРВ богатых хуацяо. Они так «торопились», что даже «забыли» запросить разрешение на заход в порты СРВ. Было ясно, что Пекин всячески создавал конфликтную ситуацию.
Подготавливая «наньцяо», спецслужбы Пекина бросили в «дело» значительные силы своей агентуры. А это значит – раскрыли карты. Органами государственной безопасности СРВ были разоблачены многочисленные подпольные группы, которые занимались исключительно нелегальной переброской лиц китайской национальности через границу Вьетнама. Такие группы находились и в Ханое, и в Хошимине, и в Хайфоне, и в Хонгае. В Ханое среди таких «проводников» оказался некто Чан Хоат – человек китайского происхождения, в прошлом переводчик бюро агентства Синьхуа во Вьетнаме. Его квартира в доме № 24 на улице Парусов была явкой для курсировавшей между Ханоем и городом Хошимин китайской агентуры.
Пользуясь инструкцией посольства КНР в Ханое, подпольные ячейки создавали целые лаборатории по изготовлению фальшивых документов. Одна из таких контор находилась в пятом квартале города Хошимин по улице Нгуен Ти Тхань, в доме № 475/2. Известно, что этот пятый квартал старого Сайгона был некогда одним из основных пристанищ китайской мафии. А это значит, что агенты разведки не брезговали услугами уголовных элементов.
– Какая судьба, – спросил я полковника, – уготована тем китайцам, которые попались на уловки и вернулись в Китай?
– Тысячи людей содержались в специальных лагерях и подвергались разносторонней проверке. Примерно 20 тысяч лиц из числа бывших уголовников, деклассированных элементов и выходцев из буржуазных семей проходили специальную шпионскую подготовку и готовились к нелегальной заброске во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии. Хуацяо зачислялись в «черные дивизии», разведывательные подразделения, дозорные группы. Многие тысячи обманутых людей, главным образом, не способных по возрасту или по состоянию здоровья к трудовой деятельности, содержались в лагерях в пограничных с Вьетнамом районах. 
Их подстрекали к нелегальному возвращению во Вьетнам. Чтобы затем сказать: Вьетнам к себе инвалидов не пускает. Или во Вьетнаме китайцев так бьют, что они становятся инвалидами?
Тем, кто оставался вести подрывную деятельность в СРВ, выдавалось 10 тысяч вьетнамских донгов. Дополнительную плату диверсанты получали за уничтожение техники, взрывы на дорогах, в складских помещениях, за нападения в открытом море на шаланды и джонки вьетнамских рыбаков. После возвращения в Китай шпиону была обещана выплата 5 тысяч юаней.
Экономические диверсии и военные провокации, шпионаж и террор, шантаж и клевета – такой набор подрывных методов применял Пекин в своей открытой и завуалированной деятельности, направленной против соседнего Вьетнама – страны с тем же, что у Пекина, социально-общественным строем. Так возникла новая военно-политическая конфронтация внутри мировой социалистической системы.
Категория: Индокитай: Пепел четырех войн | Просмотров: 1645 | Добавил: historays | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Интересное
ф е д о р и о а н н о в и ч (1584-1598)
КОВЧЕГ НА ГОРАХ АРАРАТСКИХ
ЦАРЬ И СТОЛЫПИН
КАМЕННЫЕ КОЛОССЫ ЕГИПТА
14
Советские военные советники и специалисты, погибшие в Анголе
10

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2022
Сайт управляется системой uCoz