Приветствую Вас Гость | RSS
Вторник
25.02.2020, 09:23
Главная Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Новая история старой Европы [182]
400-1500 годы
Символы России [102]
Тайны египетской экспедиции Наполеона [41]
Индокитай: Пепел четырех войн [72]
Выдуманная история Европы [68]
Борьба генерала Корнилова [42]
Ютландский бой [87]
“Златой” век Екатерины II [52]
Последний император [59]
Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907 [33]
Иван Грозный и воцарение Романовых [89]
История Рима [81]
Тайна смерти Петра II [67]
Атлантида и Древняя Русь [132]
Тайная история Украины [55]
Полная история рыцарских орденов [41]
Крестовый поход на Русь [63]
Полны чудес сказанья давно минувших дней Про громкие деянья былых богатырей
Александр Васильевич Суворов [30]
Его жизнь и военная деятельность
От Петра до Павла [46]
Забытая история Российской империи
История древнего Востока [634]

Популярное
Килонова скверна
Исократ
Агид и Клеомен
Карл
Нума Помпилий.
Гай Марций Кориолан
Битва при Кранноне. Борьба полководцев Александра

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » 2014 » Апрель » 13 » Хатуен – пограничный форпост
12:13
Хатуен – пограничный форпост

 ( Из сводки ВНА). В провинциях Хатуен, Лайтяу, Куангнинъ вьетнамские войска уничтожили 14 тысяч солдат и офицеров противника. Выведены полностью из строя три китайских батальона, подбиты 4 танка и 6 боевых машин.
Если взглянуть на географическую карту Вьетнама, то увидите, что территория провинции Хатуен, раскинувшаяся главным образом в горной местности на площади в 13 тысяч квадратных километров, лежит в самом центре пограничной зоны с Китаем.
 Именно в этом районе военное командование КНР рассчитывало нанести молниеносный удар и расчленить надвое линию вьетнамской пограничной обороны, расширяя плацдарм, угрожать с флангов сразу четырем соседним провинциям – Хоанглиеншону и Каобангу, Бактхаю и Виньфу, прикрывающим подходы к дельте Красной реки, к столице республики Ханою.
Силами пехотной дивизии при поддержке танков и артиллерии на рассвете 17 февраля налетчики пытались оседлать господствующие высоты на границе в провинции Хатуен, выйти на дороги № 2 и 13А и угрожать быстрым продвижением в глубь Северного Вьетнама. Но этот план центрального прорыва был сорван вьетнамскими пограничниками и отрядами самообороны.
В Хатуене проживают люди 16 национальных меньшинств. В Китае напрасно питали иллюзии, что им удастся разжечь национальною рознь, натравить людей из народности мео на нунгов, заставить бывших кочевников зао и каолан убивать киней – вьетов, пришедших сюда, в высокогорные районы, из долин рек и оказавших большую помощь местным племенам в переходе на оседлый образ жизни.
Пекинские спецслужбы усиленно подстрекали малые народности Хатуена к поднятию мятежа, обещали им впоследствии предоставить национальную автономию.
Психологические и идеологические диверсии маоистов предшествовали и сопутствовали агрессии Китая против СРВ. Готовя интервенцию, китайская разведка усиливала провокационные действия против пограничников Хатуена. 10 августа 1979 года. Группа из 37 человек под охраной четырех китайских военнослужащих пересекла границу в одном из районов провинции Хатуен для… проведения сельскохозяйственных работ.
Вьетнамский пограничный наряд в составе пяти человек, обнаружив китайских граждан, занимающихся незаконными «сельскохозяйственными работами» на территории СРВ, прибыл к месту происшествия, пытался воспрепятствовать действиям нарушителей, не применяя оружия. Однако китайцы, воспользовавшись тем, что пограничники, стремясь избежать кровопролития, не открывали огонь, окружили вьетнамских солдат, разоружили трех из них, захватили автомат, две винтовки, патроны.
Вьетнамские представители органов безопасности, расследуя «дело Лина», обнаружили, что его «связи» действовали и в Хатуене. 
Агент по кличке Сао был арестован контрразведкой и обвинялся в том, что создавал отряды диверсантов, действовал в селениях, где проживали люди из народности зао.
– С какой целью вы пытались вербовать молодежь в свой отряд? – допрашивал Сао контрразведчик.
– Я получил приказ из «центра». Его мне передал связник от Лина. В документе указывалось, что когда вспыхнет война между Вьетнамом и Китаем, мой отряд должен оказать поддержку наступающим частям НОАК.
Чыонг Чи Хонг – хуацяо. Он более тридцати лет жил во Вьетнаме в доме № 48 по улице Коклэу в городе Лаокай. В семье – семеро детей. Подозрений сначала не вызывал. Казалось бы, жил скромно. Держал пошивочное ателье «Две бабочки». Помимо швейных дел он занимался также ремонтом часов. Но именно «часы» и подвели Хонга. Слишком часто в нерабочее время для «починки часов» стали появляться у него посетители. Выяснилось, что большинство из его клиентов – пришельцы «с той стороны».
Проверка данных на хозяина «Двух бабочек» установила, что документы у него были фиктивными. На самом же деле Хонг был трижды судим, провел разные сроки в заключении за контрабандную торговлю опиумом. В прошлом он также сбывал через границу в Китай золотые слитки.
Однажды в субботний вечер контрразведчики «засекли» на Коклэу двух китайских лазутчиков. Они переплыли пограничную реку и добрались до дома Чыонг Чи Хонга. Шпионы проверяли, не ведут ли за собой «хвост», но не смогли выявить наружного наблюдения.
Лейтенант из вьетнамской контрразведки связался по рации с руководителем группы захвата и получил приказ немедленно арестовать китайских шпионов в доме Чыонг Чи Хонга. Оперативный отряд окружил так называемое пошивочное ателье «Две бабочки». Бойцы ворвались в дом. Шпионы пытались бежать, но было поздно.
– Руки за голову! Встать лицом к стене! – последовал приказ.
При обыске у каждого из шпионов было обнаружено огнестрельное оружие, ножи, пачки вьетнамских денег. На первом допросе лазутчики пытались утверждать, что они пришли во Вьетнам, чтобы купить партию контрабандного опиума. А других целей они не преследовали. Конечно, отрицали какие-либо связи с китайской разведкой.
– Откуда вьетнамские деньги и оружие?
– Когда совершается сделка, нужны наличные, – последовал ответ. – А оружие – видите ли, для личной безопасности. Ведь когда ведется торг из-за опиума, то возможна и перестрелка…
– Почему пытались усиленно «проверяться» на горных тропах?
– Да это уже вошло в привычку. Это – и «стиль работы» контрабандистов. Но не принимайте нас за шпионов. Можете судить нас за контрабанду, но за шпионаж? У вас нет доказательств…
Доказательства были обнаружены. У одного из контрабандистов в вороте рубахи были зашиты микрофильмы со снимками военных объектов СРВ. Лазутчикам пришлось признать, с какой подлинной целью объявились они на улице Коклэу.
Одного из шпионов звали Хыонг Чи Шонг. Уроженец провинции Юньнань. Четыре раза секретно пробирался во Вьетнам. Имя другого Лыу Чи Ман, тоже уроженец Юньнани. В СРВ бывал дважды. Последний раз, перед тем как переплыть реку, нанес ножевой удар в спину вьетнамскому пограничнику, тяжело ранил его.
Первая явочная квартира шпионов находилась в Хатуене, у некоего Тхао Сео Банга. Цель дальнейших действий – сбор шпионской информации о положении в пограничной зоне, о вьетнамской армии и об экономике страны.
На явочной квартире Ванга, в тайнике, что находился в подполе, были обнаружены 1035 вьетнамских донгов, 1695 юаней КНР, 18 пар японских часов. В саду под деревом были закопаны в специальной шкатулке 14 441 донг и золотые слитки. Здесь же в саду оборудован потайной подземный ход, через который китайские шпионы могли уйти от наблюдения и преследования. В тайнике в одной из стен у входа в подземелье было обнаружено десять килограммов опиума.
Кто же такой сам хозяин «Двух бабочек» Хыонг Чи Хонг? Родился в 1923 году в китайской провинции Юньнань. В 1945-м – служил в армии Чан Кайши, участвовал в репрессиях против крестьян на земле Вьетнама. На его счету несколько убийств в Йенбае, Лайтяу, Фонгтхо в 1950 году. Активно сотрудничал с французской колониальной контрразведкой. По его доносам были арестованы несколько человек. В шестидесятых годах промышлял торговлей опиумом, за что отбывал наказание в местах заключения.
– Еще в начале 60-х годов, – признался Хыонг Чи Хонг, – я был привлечен китайцами в так называемый секретный центр контрабандной торговли опиумом. Он находился на территории КНР на берегу реки Намтхи, неподалеку от пограничного вьетнамского города Лаокай.
В двухэтажном доме, построенном в первые годы XX века, производилась скупка вьетнамских лекарственных трав, ценных металлов, редких изделий, тайно вывозимых из страны.
Сначала Чи Хонг думал, что это – лишь перевалочный пункт контрабандистов и спекулянтов. Ведь, например, один килограмм корицы, стоивший во Вьетнаме три донга, в Китае продавался уже за 60, почти в двадцать раз дороже. Но, оказалось, там занимались не только спекуляцией и контрабандой. Под «маской» нелегальных торговцев действовали специальные службы Китая. Секретные агенты заводили досье на многих контрабандистов, подкупали и вербовали их, затем в качестве своих агентов направляли во Вьетнам. Наиболее крупные группы шпионов были заброшены во Вьетнам в начале «культурной революции» в Китае.
Чи Хонгу и двум его напарникам было поручено осесть в северных районах Вьетнама и создать отделение «союза китайских эмигрантов», которые якобы бежали от преследований на территории КНР. Но пришли они во Вьетнам со значками Мао Цзэдуна и пекинской пропагандистской литературой. Поселились они не вместе. Контакты между собой не раскрывали. Связь держали секретно.
Вместе с завербованными агентами во Вьетнам проникали и кадровые разведчики КНР. Так, два резидента китайской разведки были обнаружены в деревнях Синсайтханг и Синфичунг.
Казалось бы, деревни как деревни. Обычные для этого края дома на сваях, бамбуковые заросли вместо изгороди, рисовые поля. Но при проверке стало известно, что многие дома, даже магазины, принадлежали китайцам. Здесь работала своя служба безопасности. Небольшая радиостанция принимала сообщения из Пекина, а затем, получив соответствующие инструкции, распространяла сведения, компрометирующие вьетнамские органы народной власти. Вещание велось на вьетнамском и языках национальных меньшинств.
Китайский шпион Тхао Сео Вант также осел во Вьетнаме во время «культурной революции». Под предлогом «бегства от хунвэйбинов». Но на допросе он рассказал, как был завербован китайскими спецслужбами:
– Это было октябрьской ночью. Я лег рано, но был разбужен резким стуком в дверь. Моим «гостем» оказался Ли Хань – сотрудник административных органов уезда. Он сказал, что у него весьма срочное и секретное дело, не терпящее отлагательств. Я оделся, закурил трубку.
– Мы проверили тебя и знаем, что ты ненавидишь Вьетнам. Знаем, что после 1954 года потерял большие суммы денег и стадо буйволов. Все было конфисковано вьетнамской властью. Ты должен отомстить. И твое время пришло.
Ли Хань помолчал с минуту. Я разлил чай в пиалы. Ночной посетитель продолжал:
– У тебя есть родственники во Вьетнаме? Сколько их и кто они?
Я ответил: «Всего пятеро. Двое из них милиционеры. Один из родственников, кажется, избран старостой в деревне, остальные крестьяне…
Ли пожал мою руку, затем почесал подбородок и, ухмыльнувшись, заметил:
– Вот это здорово! Мы недаром делали на тебя ставку! Ты войдешь в доверие к своим родственникам. Можешь говорить о нас что угодно и первое время делай вид, будто верой и правдой служишь Вьетнаму. Рано или поздно тебе поверят. У тебя должно хватить ума не лезть на рожон и не вызывать никаких подозрений. Начнешь работать на нас, когда пробьет твой час. Сейчас Вьетнам борется против американских агрессоров (шел 1967 год), и, как ты знаешь, мы помогаем Вьетнаму. Но Ханой не желает следовать нашим указаниям. И чем дальше, тем больше. И зря. Мы этого не потерпим. Заставим этих строптивых встать на колени.
Затем Ли вытащил из кожаного портфеля крупномасштабную карту северных провинций Вьетнама.
– Укажи, где живут твои родственники.
Я ткнул пальцем в район Лаокая.
– Нет, здесь тебе появляться не надо. Может быть, со временем, когда легализуешься. Мы тебя переправим в деревню Намчау, в провинцию Хоантлиеншон. Оттуда переберешься в Хатуен, где тебе временно предстоит жить. Туда же перебросим твою жену и детей: они тоже будут работать на нашу разведку. Когда оформишь все документы, утвердишься на новом месте, напиши письмо родственникам и договорись с ними о встрече. В случае неудачи или если у них возникнут подозрения, найди причину для ссоры и прерви с ними всякие связи. Дальше будешь работать один.
Но Ванг оказался не столь ловким разведчиком, как рассчитывали специальные службы. Он был разоблачен. Несколько месяцев находился под наблюдением, затем был арестован и сел на скамью подсудимых.
Категория: Индокитай: Пепел четырех войн | Просмотров: 1677 | Добавил: historays | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Календарь
«  Апрель 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Архив записей

Интересное
Правительственное задание было выполнено
РУСАЛКИ И ЕДИНОРОГИ
Советские военные советники и специалисты, погибшие в Эфиопии
ВОЛКОВ ВИКТОР ФЕДОРОВИЧ
НАЧАЛО КНЯЖЕНИЯ СВЯТОСЛАВА, СЫНА ИГОРЕВА.
ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ
ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2020
Сайт управляется системой uCoz