Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг
17.01.2019, 12:08
Главная Мировая история Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Происхождения римского народа [33]
О знаменитых людях
Загадка Гитлера [7]
Ален де Бенуа
Законы Хаммурапи [34]
РАПОРТЫ РУССКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ [27]
Мифы древнего мира [100]
БЛИЖНИЙ ВОСТОК [65]
История десяти тысячелетий
Занимательная Греция [160]
История в средние века [271]
История Грузии [103]
История Армении [152]
Средние века [50]
ИСТОРИЯ МАХНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ [56]
Россия в первой мировой войне [159]
Период первой мировой войны был одним из важнейших рубежей мировой истории...
СССР [110]
Империя Добра
Россия, Китай и евреи [36]

Популярное
Русские
Битва при Хересе. 711 г.
Законы Валерия и Горация
Израильтяне, иудеи. Моисей
Смерть Пипина. Карл и Карломан
Первая и вторая Мессенские войны
Правление Карла Мартелла

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » РАПОРТЫ РУССКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ

Ген. Барклай де-Толли ген.-фельдм. кн. Кутузову
08.01.2011, 22:23

24 числа по полудни войска вверенной мне армии,
находившаяся в арьергарде, будучи сильно
преследованы неприятелем, отступили в позицию и
присоединились к своим корпусам. Переправа их чрез
Москву реку была обезпечена Л.-Гв. Егерским полком,
занявшим д. Бородино и батареею, на правом берегу
сей реки устроенною. Иррегулярныя войска вверенной
мне армии остались па левом берегу сей реки для
наблюдения и прикрытия праваго фланга, и в сей
день, а равно и 25 числа препятствовали неприятелю
распространиться своею позициею в сию сторону.
Неприятель 24 числа делал неоднократно усилия
овладеть д. Бородино, но каждый раз был остановлен
в сем предприятии храбрыми Л.-Гв. Егерским и
Елисаветградским гус. полками. Сей последний полк,
под начальством храбраго своего шефа г.-м.
Всеволодскаго, не взирая на сильное неприятельское
нападение и действие его артиллерии, удерживал свою
позицию и тем выполнил в точности данное ему от
меня приказание, держаться, сколькобы не стоило
ему, до самой ночи, пока не усилен будет тремя
казачьими полками, обратно ожидаемыми с леваго
фланга 2-й армии.
Того же 24 числа в вечеру, 3-й корпус, составляющий
часть резерва 1-й армии, получил от вашей светлости
повеление следовать на левый фланг 2-й армии и
прикрывать оной от усиливающегося по Старой
Смоленской дороге неприятеля.
25 числа кроме маловажных перепалок, в коих взято
было несколько пленных, ничего важнаго не
происходило. Неприятель противу д. Бородина
укреплялся шанцами.
26 числа по утру до света получено донесение
командира Л.-Гв. Егерскаго полка полк. Бистрома,
что замечено движение в неприятельской позиции
противу л. Бородина и в скорости после сего
неприятель атаковал превосходными силами сию
деревню и принудил Л.-Гв. Егерский полк оставить
деревню и поспешно ретироваться чрез мост, который
и сжечь не успел. Неприятель перешел вслед за сим
полком и начал крепко усиливаться.
Я приказал полк. Вуичу, начальнику егерской бригады
24-й дивизии атаковать сего неприятеля в правый
фланге. Сей храбрый офицер ударил в штыки и в миг
перешедший на наш берег неприятель был опрокинут.
Л.-Гв. Егерский полк присоединился к сей бригаде и
прогнал неприятеля опять за реку; мост же сожгли до
основания, не взирая на сильный огонь
неприятельский.
Между тем на левом фланге 2-й армии продолжалась
сильная канонада и ружейный огонь и центр обеих
армий, то есть курган, на коем поставлена была
батарея, состоящая из 18-ти батарейных орудий под
прикрытием 26-й дивизии, уже был атакован. Кн.
Багратион требовал подкрепления и остальная часть
резерва 1-й армии, т. е. гвардейская пехотная
дивизия на то обращена была. Вслед за оною посланы
были туда же весь 2-й пех. корпус и 3 Кирасирские
полка 1-й кирасирской дивизии. К полудни 2-я армия,
весь 8-й корпус и сводная грен. дивизия, потеряв
большую часть своих генералов и лишившись самого
даже Главнокомандующаго своего, были опрокинуты,
все укрепления леваго фланга взяты были
неприятелем, который всеми силами угрожал левому
нашему флангу и тылу 7-го и 6-го корпусов.
В сем положении решился я поставить 4-й корпус,
который по откомандировании резервных войск
придвинут был с праваго фланга ближе к центру, с
уступами на левый фланг 7-го корпуса, примыкая
левым своим флангом к стоявшим там Л.-Гв.
Преображенскому и Семеновскому полкам и за сею
линиею находились 2-й и 3-й кавалерийские корпуса.
В сей позиции сии войска стояли под перекрестным
огнем неприятельской артиллерии: с правой стороны
от той части, которая действовала противу центра
армии и вышепомянутаго кургана и сия неприятельская
артиллерия даже анфилировала нашу линию; а с левой
стороны от той части, которая овладела всею
позициею 2-й армии, но дабы сделать преграду
неприятельским успехам и удерживать остальныя, нами
еще занимаемыя места, не можно было избегнуть сего
неудобства, ибо в противном случае мы должны былиб
оставить вышеупомянутый курган, который был ключ
всей нашей позиции, и сии храбрыя войска под
начальством ген. от инф. Милорадовича и г.-л. гр.
Остермана выдержали сей страшный огонь с
удивительным мужеством.
Вскоре после овладения неприятелем всеми
укреплениями леваго фланга, сделал он под
прикрытием сильнейшей канонады и перекрестнаго огня
многочисленной его артиллерии атаку на центральную
батарею, прикрываемую 26-ю дивизиею. Ему удалось
оную взять и опрокинуть вышесказанную дивизию, но
начальник главнаго штаба 1-й армии г.-м. Ермолов с
обыкновенною своею решительностью, взяв один только
3-й б-н Уфнмскаго полка, остановил бегущих и толпою
в образе колонны ударил в штыки. Неприятель
защищался жестоко, батареи его делали страшное
опустошение, но ничто не устояло. Вслед за
означенным баталионом послал я еще один баталион,
чтобы правее сей батареи зайти неприятелю во фланг,
а на подкрепление им послал я Оренбургский драг.
полк еще правее, чтобы прокрыть их правый фланг и
врубиться в неприятельския колонны, кои следовали
на подкрепление атакующих его войск. 3-й б-н
Уфимскаго полка и 18-й егерский полк бросились
против них прямо на батарею, 19-й и 40-й егерские
полки по левую сторону оной и в четверть часа
наказана дерзость неприятеля: батарея во власти
нашей, вся высота и поле около оной покрыто телами
неприятельскими. Бригадный ген. Бонами был один из
неприятелей, снискавших пощаду, и неприятель
преследован был гораздо далее батареи. Г.-м.
Ермолов удержал оную с малыми силами до прибытия
24-й дивизии, которой я велел сманить разстроенную
неприятельскою атакою 26-ю дивизию, прежде сего
защищавшую батарею, и поручил сей пост г.-м.
Лихачеву.
Во время сего происшествия неприятельская конница,
кирасиры и уланы повели атаку на пехоту 4-го
корпуса, но сия храбрая пехота встретила оную с
удивительною твердостию, подпустила ее на 60 шагов,
а потом открыла такой деятельный огонь, что
неприятель совершенно был опрокинуть и в большом
разстройстве искал спасение свое в бегстве.
При сем особенно отличились Перновский пех. и 34-й
егерский полки, коим в каждую роту назначил по 3
знака отличия.
Сумский и Мариупольский гус. и за оными Иркутский и
Сибирский драг. полки преследовали и гнали
неприятеля до самых его резервов, но будучи здесь
приняты сильным пушечным и ружейным огнем,
принуждены были отступить. Неприятельская конница,
получив подкрепление своих резервов, преследовала
нашу и прорвавшись сквозь интервалы наши пехотных
кареев, зашла совершенно в тыл 7-й и 11-й пехотных
дивизий, но сия безподобная пехота, ни мало не
разстраиваясь, приняла неприятеля сильным и
деятельными огнем и неприятель был разстроен. Между
тем кавалерия наша снова собралась и неприятель с
сего пункта уже совершенно был прогнан и отступил
за свою пехоту, так что мы его совершенно из виду
потеряли. После сего с обеих сторон действовала
одна только артиллерия и на левом фланг 4-го
корпуса и гвардейской дивизии продолжалась
перестрелка между тиральерами. Можно было заметить,
что неприятель приготовился сделать еще раз
решительную атаку; он подвинул опять вперед свою
конницу и сформировал разныя колонны. Я предвидел,
что конница наших 2-го и 3-го кавалерийских
корпусов, потерпевши много в прежних атаках, не
будет в состоянии противустоять новому столь
сильному удару, и потому послал за 1-ю Кирасирскую
дивизиею, которая однако же, по несчастию, не знаю
кем отослана была на левый фланг и адъютант мой не
нашел оную на том месте, где я предполагал ей быть.
Он достиг Л.-Гв. Кавалергардский и Конный полки,
которые на рысях поспешили ко мне; но неприятель
успел между тем совершить свое намерение;
неприятельская конница врубилась в пехоту 24-й
дивизии, которая поставлена была для прикрытия
батареи па кургане, а с другой стороны сильныя
неприятельския колонны штурмовали сей курган и
овладели оным. После сего уже вся неприятельская
конница обратилась па пехоту 4-го корпуса и 7-й
дивизии, но была на сем месте встречена
Конногвардейским ц Кавалергардскими полками и
остановлена в своих предприятиях, между тем
присоединились к сим двум полкам: Псковский драг.
полк и остальные полки 2-го и 3-го кавалерийских
корпусов. и тут продолжалась жестокая кавалерийская
битва, которая кончилась тем, что неприятельская
конница к 5 час. совершенно была опрокинута и
отступила вовсе. из виду нашего, а войска наши
удержали свои места, исключая кургана, который
остался в руках неприятеля.
Неприятельская пехота еще оставалась в виду нашей,
но к вечеру, кагда стало смеркаться, скрылась.
Канонада продолжалась до самой ночи, но по большей
части с нашей стороны и к не малому урону
неприятеля; а неприятельская артиллерия, будучи
совершенно сбита, даже совсем умолкла к вечеру. В
течении всех сих происшествий оставались на крайнем
нашем правом фланге 4 егерских полка и несколько
артиллерии под командою полк. Потемкина, которым я
к вечеру велел примкнуть к 7-й див. 1-й
кавалерийский корпус вашею светлостью отряжен был
на левый берег Москвы реки и действовал на оном
обще с иррегулярными войсками под начальством ген.
от кав. Платова. Рапорт г.-л. Уварова о действии
сих войск в оригинал уже прежде сего имел честь
представить вашей светлости [1].
После окончания сражения, я заметил, что неприятель
начал оттягивать свои войска от занятых им мест,
приказал я занять следующую позицию: правый фланге
6-го корпуса примкнул к высот у д. Горки, на
которой устроена была батарея из 10 батар. ор., и
на коей сверх того предполагалось устроить ночью
сомкнутый редут. Левый фланге сего корпуса взял
направление к тому пункту, где стоял правый фланге
4-го корпуса.
Ген. Дохтурову, который последовал кн. Багратиону в
командовании, поручено было собрать пехоту 2 армии,
устроить ее на левом фланге 4 корпуса и занять
интервал между сим корпусом и войсками г.-л.
Багговута, который с 2-м и 3-м корпусами на крайном
левом фланге и к вечеру занял опять все те места,
которыя им поутру заняты были.
Кавалерийским корпусам приказано было стать за сею
линиею. За оными назначено было в резерв противу
центра быть гвардейской пехотной див., а за оною
Кирасирским дивизиям. Ген. от инф. Милорадовичу
поручил я пред разсветом снова занять курган
противу центра лежащий несколькими баталионами и
артиллерию. В полночь же получил я повеление вашей
светлости к отступлению.
При сем честь имею представить ведомость о потере
нашей в сей кровопролитный день, и списки всем
отличившимся чиновникам, представленные ко мне от
корпусных командиров[2].
Генерал Барклай-де-Толли
лада гранта в кредит
Категория: РАПОРТЫ РУССКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ | Добавил: historays
Просмотров: 1906 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Интересное
16
3
За веру, царя и отечество
ПРОГРАММА Русского народнического всесословного союза
КАМЕННЫЕ ШАРЫ В СЕЛЬВЕ
ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ
ЗАГАДОЧНЫЙ СТАРЕЦ

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2019
Сайт управляется системой uCoz