Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг
22.02.2024, 17:29
Главная Мировая история Регистрация Вход
Меню сайта

Категории раздела
Происхождения римского народа [33]
О знаменитых людях
Загадка Гитлера [7]
Ален де Бенуа
Законы Хаммурапи [34]
РАПОРТЫ РУССКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ [27]
Мифы древнего мира [99]
БЛИЖНИЙ ВОСТОК [64]
История десяти тысячелетий
Занимательная Греция [156]
История в средние века [270]
История Грузии [103]
История Армении [152]
Средние века [50]
ИСТОРИЯ МАХНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ [55]
Россия в первой мировой войне [157]
Период первой мировой войны был одним из важнейших рубежей мировой истории...
СССР [105]
Империя Добра
Россия, Китай и евреи [36]

Популярное
Проблемы экологии и утилизации строительного грунта в Москве
Сицилийская экспедиция афинян.
Давид побеждает Голиафа
Хор о человеке
Завоевание города вейев. Камилл.
Вавилон уходит
Велисарий отозван

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Файлы » ИСТОРИЯ МАХНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ

«РАБОЧИМ, КРЕСТЬЯНАМ И ПОВСТАНЦАМ.
17.04.2014, 17:35
С угнетенными против угнетателей — всегда!
В тяжелые дни реакции, когда положение украинских крестьян было безвыходным, вы первые восстали, как непоколебимые, бес­страшные борцы за великое дело освобождения трудовых масс… Это был самый красивый и радостный момент в истории нашей революции, ибо вы выступили тогда против врага с оружием в руках, как сознательные революционеры, воодушевленные великой идеей свободы и равенства… Но в ряды ваши стали вкрапываться отрицательные преступные элементы. И среди революционных пе­сен, среди дружных напевов о приближающемся освобождении тру­дящихся стали раздаваться тяжелые, душу раздирающие крики несчастных забитых евреев-бедняков… На светлом, ярком фоне ре­волюции появились темные несмываемые пятна запекшейся крови бедных мучеников-евреев, которые в угоду злой реакции являются теперь, как и раньше, напрасными невинными жертвами завязав­шейся классовой борьбы… Творятся акты позора. Происходят ев­рейские погромы.
Крестьяне, рабочие и повстанцы! Вы знаете, что в страшной пропасти бедноты прозябают одинаково рабочие всех национально­стей: и русские, и евреи, и поляки, и немцы, и армяне и т.д. Вы знаете, что тысячи еврейских девушек, дочерей народа, покупаются и бесчестятся капиталом, наряду с куплей женщин других нацио­нальностей. В то же время вы знаете, как много честных искренних евреев — борцов-революционеров — погибло за свободу в России в течение всего нашего освободительного движения… Революция я честь трудящихся обязывает всех нас крикнуть громко, так, чтобы содрогнулись все темные силы реакции, о том, что мы ведем борьбу с одним общим врагом — с капиталом и властью, одинаково уг­нетающими тружеников: русских, поляков, евреев и т.д. Мы дол­жны объявить всюду, что нашими врагами являются эксплуататоры и поработители разных наций: — и русский фабрикант, и немец-
кий заводчик, и еврейский банкир, и польский помещик… Буржу­азия всех стран национальностей объединились для жестокой борь­бы против революции, против трудящихся масс всего мира и всех национальностей.
Крестьяне, рабочие и повстанцы! В настоящий момент, когда на русскую революцию обрушился интернациональный враг — буржуазия всех стран — и сеет в рядах трудовых масс националь­ную рознь, чтобы подорвать революцию и пошатнуть главный фун­дамент нашей классовой борьбы — солидарность и единение всех трудящихся, — вы должны выступить против сознательных и бес­сознательных контрреволюционеров, провоцирующих дело осво­бождения трудового народа от капитала и власти. Ваш революционный долг — пресечь в корне всякую национальную травлю и беспощадно расправляться со всеми виновниками еврей­ских погромов.
Путь к освобождению трудящихся лежит через объединение трудящихся всего мира.
Да здравствует интернационал труда!
Да здравствует свободная безвластная анархическая коммуна!
Исполком Военно-революционного Совета Гуляй-Польского района.
Гуляй-Польская группа анархистов «Набат».
Командующий армией повстанцев-махновцев Батько-Махно.
Нач. штаба армии повстанцев-махновцев Б. Веретельников.
Село Гуляй-Поле. Май 1919 г.»
Приложение к главе
Приказ № I.1
Командующего рев. повстанческой армией Украины Батько-Махно.
Всем командирам. По пехоте: корпусов, бригад, полков, бата-лионов, рот, взводов и отделений. По кавалерии: бригад, полков, эскадронов и взводов. По артиллерии: дивизионов, батарей и пол­убатарей. Всем начальникам штабов, гарнизонов, всем комендан­там. Всем без исключения повстанцам-революционерам.
1. Задачей нашей революционной армии и каждого повстанца, в нее вступившего, является честная борьба за полное освобожде­ние трудящихся Украины от всякого порабощения. Поэтому каж­дый повстанец обязан помнить и следить за тем, что среди нас не может быть места лицам, стремящимся за спиной революционного повстанчества к личной наживе, к разбою или ограблению мирного еврейского населения.
Каждый революционный повстанец должен помнить, что как его личными, так и всенародными врагами являются лица богатого буржуазного класса, независимо от того, русские ли они, евреи, украинцы и т.д. Врагами трудового народа являются также те, кто охраняет буржуазный несправедливый порядок, т.е. советские комиссары, члены карательных отрядов, чрезвычайных комиссий, разъезжающие по городам и селам и истязающие трудовой народ, не желающий подчиняться их произвольной диктатуре. Представителей таких карательных отрядов, чрезвычайных комиссий и других органов народного порабощения и угнетения каждый повстанец обязан задерживать и препровождать в штаб армии, а при сопротивлении — расстреливать на месте. За насилие же над мирными тружениками, к какой бы национальности они ни принадлежали, виновных постигнет позорная смерть, недостойная революционного повстанца.
Всякие самочинные реквизиции и конфискации, а также замена у крестьян лошадей и бричек, без бумаг от начальника снабжения, воспрещается под страхом суровой ответственности. Каждому повстанцу надлежит помнить, что самовольные реквизиции привлекают в ряды повстанческой армии самых отъявленных хулиганов, стремящихся лишь к наживе, дают им возможность, под именем революционных повстанцев, творить подлые дела, позорящие наше революционное освободительное
движение.
Призываю всех повстанцев-партизан самим следить за порядком и честью истинно революционной повстанческой армии, борясь со всякой несправедливостью, как в своей среде, так и в среде защи­щаемого нами трудового народа 2. Не может быть несправедливости в нашей среде. Не может быть обиды от нас ни одному сыну и дочери трудового народа, за который боремся. И всякий 3, кто это допустит, покрывает себя позором и навлекает на себя кару на­родной революционной армии.
4. В интересах революции и правильной борьбы за наши идеалы необходима во всех частях самая серьезная товарищеская дисциплина. Необходимы полное уважение и послушание в военном деле избранным вами командирам. Этого требует вся серьезность выпавшего на нас великого дела, которое мы с честью доведем до конца и которое, при отсутствии между нами дисциплины, мы погубим. А потому вменяю в обязанность всем командирам частей ввести совместно с повстанцами строжайшую в своей среде и в своем деле дисциплину.
* * *
Пьянство считается преступлением. Еще большим преступлением считается показываться повстанцу революционной армии в нетрезвом виде на улице.
При переездах из одного села в другое каждый повстанец должен быть в полной боевой готовности. Отношение к мирному населению в селах и пути должно быть прежде всего вежливое, товарищеское. Помните, товарищи командиры и повстанцы, что мы — дети великого трудового народа, каждый труженик и труженица являются нашим братом и сестрою. Дело, за которое мы боремся — великое дело, требующее от нас неутомимости, великодушия, братской любви и революционной чести. Поэтому призываю всех повстанцев-революционеров быть истинными друзьями народа и верными сынами революции. В этом наша сила и залог победы.
Командующий революционной. повстанческой армией Украины Батька-Махно.
Местечко Добровеличковка, Херсонской губ.
5-го августа 1919 г.
* * *
1 - Приказ этот был выпущен в момент сбора и формирования всех повстанческих 9й в одну армию, когда в последнюю были влиты, в районе Елисаветград — Немощная, после отхода из гуляй-польского района, григорьевские отряды и крас­ноармейский части, пришедшие из Нового Буга.
2- Т. е. борясь с несправедливостью как в собственной среде, так и по отношению к среде трудового народа. — П.А.
3- Т. е. всякий повстанец. — П.А.
Глава одиннадцатая. ЛИЧНОСТЬ МАХНО. — КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О НЕКОТОРЫХ УЧАСТНИКАХ ДВИЖЕНИЯ
Махновщина есть революционное движение масс, подготовлен­ное историческими условиями жизни беднейших слоев русского крестьянства. Явись Махно или нет, движение все равно родилось бы в народных низах и отыскало формы проявления своих инте­ресов. С первых дней революции оно прорывалось из глубин народа в разных местах России. Не на Украине, так в другом месте оно неминуемо должно было пробиться наружу и занять свое место. Русская революция несла его в своем чреве. Политическая обста­новка на Украине в 1918 году помогла ему широким потоком выйти на простор и до некоторой степени закрепиться. Как движение массовое и историческое, оно с первых же дней выдвинуло много­сменную плеяду лиц, до того времени никому не известных, сильных духом, с огромным революционным инстинктом и боль­шими способностями в области боевой стратегии. Такими с начала Движения были — Калашников, братья Каретники, Василевский, аРченко, Вдовиченко, Куриленко, Гавриленко, Петренко, Белаш, , Иван и Александр Лепетченко, Исидор Лютый, Веретель-
ников, Чубенко, Тыхенко, братья Даниловы, Л. Зиньковский, Крат Серегин, Тарановский, Пузанов, Троян и ряд других, менее изве-стных. Все они были пионерами махновского движения, носителями его знамени и прекрасными руководителями. И это же движение выдвинуло достойного себе общего руководителя в лице Нестора Махно.
На наш взгляд, Махно прошел в своем развитии три главных этапа.
Первый этап — это когда он был юным революционером, за­ключенным в каторжной тюрьме. В обстановке каторги он ничем особенным не отличался от других, жил, как и все прочие, — носил кандалы, сидел по карцерам, вставал на поверку. Единст­венное, что обращало на него внимание, — это его неугомонность. Он вечно был в спорах, в расспросах и бомбардировал тюрьму своими записками. Писать на политические и революционные темы у него было страстью. Кроме того, сидя в тюрьме, он любил писать стихотворения и в этой области достиг большего успеха, чем в прозе. Званием анархиста в то время он очень дорожил, считая, что выше и красивее анархического мира идей ничего нет. Во время империалистической войны он был абсолютно чужд патриотическо­го угара, которым, кстати сказать, страдала добрая половина по­литических каторжан. Призывы Кропоткина, поддерживавшего одну из воюющих сторон, его страшно огорчили, но нисколько не поколебали.
Второй этап развития Махно — это промежуток времени с 1 марта 1917 до лета 1918 года. В этот период он проявил кипучую революционную деятельность в гуляй-польском районе. Професси­ональные союзы рабочих и союзы крестьян в Гуляй-Поле, первый рабоче-крестьянский совет в нем, — это все продукты упорной работы Махно в 1917 году. Среди местных крестьян он в это время приобрел огромную популярность, однако на фоне российской дей­ствительности, когда революция выдвинула целый ряд энергичных натур, ничем особым не отличался. Но в нем просвечивала уже новая черта: находясь в общении с товарищами, он часто уходил в себя и неожиданно для окружающих принимал быстрые, важные в его жизни решения.
И, наконец, третий этап — это участие его в рядах революци­онного повстанчества со времени гетманщины до последних дней.
Несомненно, область восставшей крестьянской массы, область революционного и военного действия явилась для него той стихией, в которой он нашел себя целиком.
Весной 1919 г., когда нам впервые пришлось наблюдать его в новой обстановке, в качестве вождя революционного повстанчества, это был уже совершенно новый, преображенный человек.
Внешне Махно оставался тем же, а внутренне он был уже со­всем другим человеком. Он весь горел своим делом. Во всех его движениях сказывались ум, сила воли и проницательность. Тогда он целиком был занят южным противоденикинским фронтом. Энер­гия, проявленная им в этом деле, — колоссальна. Целыми неделями и месяцами он дни и ночи был на фронте, обычно в цепи, наряду с прочими повстанцами. А когда приезжал в Гуляй-Поле, все время отдавал работе в штабе. Работа эта ежедневно длилась до часу ночи и дольше. Лишь после окончания ее Махно ложился спать. А на другой день в пять-шесть часов утра он уже ходил по гуляй-Полю и стучал в окна заспавшихся членов штаба. При этом ежедневно он принимал участие в митингах и собраниях — или в самом Гуляй-Поле, или в соседних селах. И в то же время он находил полчаса, час времени, чтобы побывать на крестьянской свадьбе, куда молодые пригласили его еще две-три недели тому назад. С крестьянами он поддерживал прежние мужицкие отноше­ния, был внимателен к ним и жил в общем той же простой жизнью, что и они.
На Украине среди крестьян и рабочих ходит множество легенд о Махно, представляющих его необычно смелым, хитроумным и всепобеждающим. На самом деле, когда всматриваешься в самого Махно, изучаешь его действия, то убеждаешься в том, что он ле­гендарнее всех легенд о нем.
Махно есть человек исторического действия. Три года его ре­волюционной борьбы наполнены беспрерывными делами, из кото­рых одно красочнее другого.
Главной чертой личности Махно является его огромная сила воли. Казалось, этот небольшой человек сложен из какого-то осо­бенно твердого материала. Ни перед какими препятствиями он не отступал, если брался преодолеть их. В тягчайшие минуты своей жизни, когда происходила катастрофа на фронте или когда на гла­зах его погибали ближайшие друзья, он оставался неизменным, словно случившееся не касалось его. На самом деле он больше других страдал в этих случаях, но не показывал своих страданий окружающим. Когда после срыва военно-политического соглашения в ноябре и декабре 1920 г. большевики, зная, с кем они имеют дело и стараясь не повторять ошибок всего предыдущего лета, бро­сили на Махно четыре армии войск, последний оказался в катаст­рофическом положении. Однако он ни на волос не потерял душевного равновесия. Спокойствие его было поистине изумитель­ным: он не обращал никакого внимания на тысячи снарядов, раз­рывавших на куски повстанческий отряд, на ежеминутную опасность быть раздавленным красными армиями. Постороннему наблюдателю это хладнокровие Махно могло бы показаться хлад­нокровием душевнобольного человека. Но такой вывод мог сделать лишь тот, кто был с ним мало знаком. Знающие Махно видели, 'то в этом своем спокойствии он представлял собою сплошной во­левой порыв к победе над врагом.
Решительность Махно, в отличие от другого типа людей, дей­ствующих уверенно лишь за чужими спинами и, по преимуществу, чужими руками, — есть решимость подлинного героя. Во всех важ­ных случаях Махно идет впереди, первый рискуя своей головою. Идет ли он в бой с отдельным полком, или вся армия снимается, растягивается обозом на 15-20 верст, — Махно всегда впереди: верхом, если здоровый, или в быстрой коляске, если раненый. Это неизменное правило в армии.
Он, несомненно, обладал огромным военным талантом. В ка­кие только невероятно тяжелые условия ни ставила его и его армию украинская действительность. Он всегда с достоинством выходил из них. Уманский разгром деникинских дивизий, предводительствуемых опытными генералами-академиками, и последующий разгром всего тыла деникинцев войдут в историю как свидетельства военного таланта Махно. Таких исторических побед у него несколько.
По своему революционному и социальному мировоззрению Махно — анархист-коммунист. Он фанатично предан своему клас­су — бесправному и подневольному беднейшему крестьянству.
Махно — хитроумный. Это природное его свойство, обострив­шееся в крестьянской среде, проявляется во всем. Он вполне за­служенно пользуется любовью как в самой армии, так и среди крестьян. Они считают его своим, единственным, особенным. «Батько — наш», — говорили о нем повстанцы. — «Он и стакан водки выпьет с нами, и речь хорошую скажет, и в цепь пойдет»… В этих словах дана, пожалуй, лучшая характеристика Махно как сына народа. Его связь с народом всегда была настоящей, черноземной связью. Вряд ли в России найдется человек, который бы пользо­вался такой популярностью и живой любовью масс, как Махно. Крестьяне втайне гордятся им. Однако он никогда не использовал эту любовь, чтобы подчеркнуть свое положение. Наоборот, нередко с чисто украинским юмором посмеивался над ним.
У Махно была резкая, твердая рука настоящего руководителя. Ему чужды были властнические тенденции, но в обстановке реши­тельных действий он всегда проявлял необходимую твердость, не внося при этом в движение деспотическою начала и в то же время отводя его от опасности распыления.
Известно, как много судачили большевики1 по поводу того, что крестьяне звали Махно «батько». В главе третьей мы уже указы­вали на то, каким образом и при каких обстоятельствах дано ему это имя. С 1920 года его обычно зовут «малым» — т.е. именем, характеризующим его малый рост и случайно подвернувшимся ко­му-то из повстанцев.
В личности Махно ярко проявлены черты большого человека — ум, сила воли, смелость, энергия, активность. В соединении эти черты создавали могучий облик и возвышали Махно даже в рево­люционной среде.
Однако у Махно была недостаточная теоретическая подготовка, недостаточные исторические и политические знания. Поэтому он часто не справлялся с революционно-теоретическими построениями или просто упускал их из виду.
Широкое движение революционного повстанчества нуждалось в своих социально-революционных формулах. Махно, при недостатке теоретических знаний, не всегда удавалось сделать выводы обоб­щающею характера. При том положении, которое он занимал в революционном повстанчестве, это отражалось на всем движении.
Мы того мнения, что, обладай Махно большими знаниями по истории и общественно-политическим вопросам, революционное по­встанчество вместо некоторых поражений имело бы ряд выдающих­ся побед, которые сыграли бы колоссальную — быть может, решающую — роль в дальнейшей судьбе всей русской революции.
В самой личности Махно была, кроме того, черта, которая ос­лабляла его сильные стороны — это временами проявлявшаяся в нем доля беззаботности. Перед лицом серьезнейших требований момента этот человек, полный энергии и настойчивости, вдруг ста­новился несвоевременно беспечным и не проявлял в полной мере того проникновенного отношения к задаче дня, которое требовалось общим положением.
Так победы махновцев над контрреволюцией Деникина осенью 1919 г. не были максимально использованы и развиты до размеров общеукраинского повстания, хотя обстановка для этого была очень благоприятная. Причинами этому, наряду с прочими, были, в не­которой степени, увлечение минутой победы, спокойствие и бес­печность, с которыми руководители повстанчества совместно с Махно расположились в освободившемся районе, не отдав должного внимания быстро надвигавшемуся с севера большевизму.
Но Махно рос и развивался вместе с ростом и развитием русской революции. С каждым годом он становился сосредоточеннее. В 1921 году он уже был гораздо опытнее и глубже, чем в 1918—1919 гг.
При рассмотрении личности Махно нельзя упускать из вида крайне неблагоприятную обстановку, окружавшую его с детских лет: почти полное отсутствие около него грамотных людей, дефицит практического опыта и руководства в социально-революционной борьбе. Несмотря на это, Махно обессмертил свое имя в русской революции, и история с полным правом отнесет его к числу вы­дающихся людей этого времени.
К нашему удивлению, большинство современных русских анар­хистов, претендовавших на руководящую роль в области анархи­ческой мысли, не сумели увидеть выдающихся сторон личности Махно. Многие из них смотрели на него через большевистские стекла, беря материал из рук государственной агентуры, или ос­танавливались на несущественных сторонах личности Махно. Ре­дким исключением в этом отношении явился П.А. Кропоткин.
«Передайте от меня т-щу Махно, чтобы он берег себя, потому что таких людей, как он, в России немного».
Эти слова были сказаны Кропоткиным в июне 1919 г., т.е. тогда, когда в центральной России о Махно, кроме извращенных све­дений, никакого другого материала не было.
Проникновенный взор Кропоткина на расстоянии, по отрывоч­ным фактам, узнал в Махно личность крупного исторического дей­ствия.
* * *
1 - Начиная с 1920 г., большевики много писали об отрицательных личных сто­ронах Махно, ссылаясь на дневник якобы его жены, некоей Федоры Гаенко, за­хваченный будто во время одного боя. Жена Махно, Галина Андреевна Кузьменко, живет с ним с 1918 г. Никогда она личного дневника о махновском движении не вела и не теряла. Следовательно, ссылка на такой дневник есть обычная ложь власти, не постеснявшейся прибегнуть к фальсификации.
Краткие сведения о некоторых участниках движения
Настоящую главу мы закончим краткими сведениями о неко­торых ответственных участниках движения. Собранный о них био­графический материал пропал в начале 1921 г., в силу чего мы теперь можем дать о них лишь крайне скудные сведения.
Семен Каретник. — До революции безземельный крестьянин Гуляй-Поля, батрак. Образование начальное, одногодичное. Участ­ник движения с первых дней. Анархист-коммунист со времени ре­волюции 1907 г. Выдающийся военный талант. В бою с деникинцами был несколько раз ранен. С начала 1920 г. стал за­местителем Махно; в качестве такового командовал крымской ар­мией, воевавшей против Врангеля. Член Совета революционных повстанцев Украины. После ликвидации Врангеля был вызван со­ветскими властями, якобы для военного совещания в Гуляй-Поле, но дорогой был изменнически схвачен и расстрелян в г. Мелито­поле. Остались жена и несколько детей.
Марченко. — Крестьянин Гуляй-Поля. Сын бедняков. Образо­вание начальное, неполное. Анархист-коммунист с 1907 г. Один из первых повстанцев гуляй-польского района. Был в плену у дени-кинцев, несколько раз ранен. Последние два года — командующий всей кавалерией армии. Член Совета революционных повстанцев. Убит в январе 1921 г. в бою с красными в Полтавской губ. Осталась жена.
Григорий Василевский. — Крестьянин Гуляй-Поля, из бедной семьи. Образование начальное. Стал анархистом еще до революции 1917 г. Участник движения с первых дней. Личный друг Махно и соратник по революционной деятельности. Нередко исполнял роль его заместителя. Убит в бою с дивизиями червонного казачества в Киевской губернии в декабре 1920 г. Остались жена и дети.
Б. Веретельников. — Крестьянин с. Гуляй-Поля. Литейщик на местном заводе, а также на Путиловском заводе в Петрограде. Сначала был эсером, ас 1918 г. — анархист. Опытный организатор и агитатор. Принимал активное участие во всех фазах русской революции. В 1918 г. приехал в Гуляй-Поле, где работал как аги­татор и приобрел широкую популярность в районе. Последнее вре­мя замещал начальника штаба армии. В первых числах июня 1919 г., когда деникинцы прорвались в район, он во главе свежего, наспех сформированного полка пошел задерживать неприятеля; в 15-ти верстах от Гуляй-Поля, под селом Святодуховка Александ­ровского уезда, был полностью окружен и погиб со всем полком, выдержав бой до последнего удара. Остались жена и дети.
Петр Гавриленко. — Сын крестьян Гуляй-Поля. Анархист с революции 1905-07 г.г. Один из активнейших участников махнов-ского движения. Выдающийся революционный и военный руково-
аитель. Сыграл важную роль в разгроме Деникина осенью 1919 г., командуя третьим корпусом войск повстанцев-махновцев. Весь 1920 г. находился в заключении у большевиков в Харькове. На основании военно-политического соглашения махновцев с советской властью был освобожден и сразу же поехал на крымский фронт против Врангеля, заняв пост начальника полевого штаба армии махновцев. После ликвидации Врангеля был изменнически схвачен советской властью в Крыму и, по сообщениям, расстрелян в г. Мелитополе.
Василий Куриленко. — Крестьянин села Новоспасовка. Анар­хист. Образование начальное, неполное. Командир кавалерийских полков. Член Совета революционных повстанцев. Как опытный ка­валерист в 1919 г., после объявления махновцев вне закона, был все же приглашен красным командованием на пост командира кон­ных частей. С согласия Махно и других товарищей принял это предложение и задерживал наступление Деникина в районе Екатеринослава. В момент военно-политического соглашения махнов­цев с большевиками был уполномочен от махновского лагеря на ведение переговоров. До 1920 г. был пять раз ранен в боях с бе­лыми и красными. Опытный агитатор. Убит в боях с красными войсками летом 1921 г. Осталась жена.
Виктор Белаш. — Крестьянин с. Новоспасовка. 26 лет. Обра­зование начальное. Анархист. До 1919 года был командиром полка и ходил на Таганрог. С 1919 г. являлся начальником штаба армии. За участие В. Белаша в махновском движении деникинцы убили его отца, деда и двух братьев и сожгли все хозяйство. Член Совета революционных повстанцев. Великолепный военный стратег, раз­рабатывавший все планы движения армии и за них отвечавший. Захвачен большевиками в 1921 г. Угрожал расстрел. Судьба неиз­вестна.
Вдовиченко. — Крестьянин села Новоспасовка. Анархист. Об­разование начальное. Командир особой группы повстанческих войск. Один из активнейших деятелей революционного повстания. Пользовался огромной популярностью и любовью среди крестьян всего Приазовья, а также во всей повстанческой среде. Играл вы­дающуюся роль в разгроме Деникина осенью 1919 г. В 1921 г. с тяжелыми ранениями был захвачен большевиками и находился на­кануне расстрела, с презрением отвергнув предложение последних поступить к ним на службу. Судьба неизвестна.
Петр Рыбин (Зонов). — Рабочий-металлист из Орловской губ. Во время царской реакции эмигрировал в Америку, где сразу же вошел в профессиональное революционное движение и играл «ем большую роль; состоял членом Союза русских рабочих Со­единенных Штатов и Канады. В начале революции 1917 г. вер­нулся через Японию и Владивосток в Россию и остановился в Екатеринославе. Здесь он целиком ушел в профессиональное движение и пользовался большой популярностью среди рабочих. В конце 1917 г. екатеринославские рабочие посылают его на всеукраинскую конференцию представителей фабрично-заводских комитетов и профсоюзов. На этой конференции была принята схема Рыбина, схема объединения промышленности и восстановления транспорта. После этого, по предложению большевиков, Рыбин ос­тается в Харькове, работая в союзе металлистов и других цен­тральных учреждениях промышленности и транспорта. Летом
г. он приходит к заключению, что работать с большевиками абсолютно невозможно, т.к. большевизм весь свой фронт повернул против рабочих и крестьян. Следует заметить, что Рыбин работал с большевиками в качестве кропотливого усидчивого профессионального работника и совсем не предъявлял советской власти анархических требований. Однако, оставаясь только профессионалом, он нашел невозможным честно служить рабочему классу в условиях коммунистической диктатуры. Осенью 1920 г. его мысль обращается к лагерю Махно, он едет туда и становится энергичным работником в культурной области этого движения. Через некоторое время его выбирают в Совет революционных повстанцев в качестве члена и секретаря Совета. Как организатор и культурный работник, Рыбин проявляет огромную энергию. В январе
г. он временно покидает лагерь махновцев и едет в Харьков. Здесь у него было намерение вызвать по телефону Раковского, назваться и заклеймить позором его и остальных виновников изменнического нападения на махновцев и анархистов. Возможно, что он и выполнил это свое намерение, и возможно, что это привело его к гибели; через 5 дней по прибытии в Харьков он был арестован, а через месяц после этого расстрелян по постановлению Че-ка: расстрелян большевиками, которые не так давно прочили ему большую будущность как самобытному, из низов вышедшему организатору и теоретику рабочего движения.
Калашников. — Молодой повстанец. Сын рабочего, с образо­ванием низшего городского училища. До революции был прапор­щиком в армии. С 1917 г. — секретарь гуляй-польской организации анархистов-коммунистов. Необычайно смелый и та­лантливый командир. Главный организатор переворота среди крас­ных войск на Новом Буге летом 1919 г. Командовал вначале 1-й бригадой повстанческих войск, а затем 1-м донецким корпусом махновской армии. Летом 1920 г. в бою с красными был убит по­павшим в него артиллерийским снарядом. Осталась жена с ребен­ком.
Михалев-Павленко. — Сын крестьян из Великороссии. Член петроградской организации анархистов. Приехал в Гуляй-Поле в начале 1919 г. Был организатором и командиром инженерно-же­лезнодорожных войск армии махновцев. Необыкновенно чистая и деликатная душа юноши-идеалиста. 11 или 12 июня 1919 г., на­ходясь на боевом поезде и не выходя ни на минуту из боев с наступавшими деникинцами, был вместе с Бурбыгой изменнически схвачен Ворошиловым, командиром 14-й армии, и казнен 17 июня 1919 г. в г. Харькове.
Макеев. — Рабочий г. Иваново-Вознесенска. Член иваново-вознесенской организации анархистов. Приехал в Гуляй-Поле в конце
апреля 1919 г. в числе 36 человек рабочих-анархистов иваново-вознесенской организации. Первоначально вел пропагандистскую работу. Вскоре был избран комендантом штаба армии. В конце ноября 1919 г., командуя повстанческим отрядом в районе станции Запорожье, был убит в бою с генералом Слащевым.
Василий Данилов. — Сын бедной крестьянской семьи Гуляй-Поля. Кузнец. Солдат-артиллерист. В рядах революционного по­встанчества состоит с дней его зарождения. В армии повстанцев-махновцев занимал ответственный пост начальника ар­тиллерийского снабжения.
Чернокнижный. — Сельский учитель из Ново-Павловки, Павлоградского уезда. На втором гуляй-польском съезде кресть­ян, рабочих и повстанцев был избран председателем Военно-ре­волюционного Совета гуляй-польского района и на этом своем посту находился до разгрома большевиками и деникинцами по­встанческого района в июне 1919 г. За участие в повстанче­ском движении неоднократно объявлялся советской властью вне -закона.
Щусь. — Крестьянин села Большая Михайловка, из бедной семьи. Матрос. Один из первых и активнейших партизан юга Ук­раины. Еще в апреле 1918 г. руководил повстанческими отрядами, боровшимися с нашествием австро-германцев. Проявил исключи­тельную энергию и смелость в борьбе с властью гетмана и авст­ро-германцев. Его имя в повстанческой среде и во всем районе юга Украины почти столь же популярно, как и имя Нестора Махно. В армии повстанцев-махновцев занимал ответственные посты в ка­честве руководителя кавалерийских частей, затем в качестве члена штаба армии и, наконец, в качестве начальника штаба особой груп­пы повстанческих войск. В июне 1921 г. был убит в бою с крас­ными кавалерийскими частями в Полтавской губ.
Исидор Лютый. — Крестьянин Гуляй-Поля. Образование на­чальное. Маляр по профессии. Анархист. Один из первых и актив­нейших деятелей революционною повстанчества. Член штаба армии махновцев и ближайший помощник Н.Махно. Убит в боях с дени­кинцами под Уманью в сентябре 1919 года.
Фома Кожин. — Крестьянин. Беспартийный. Командир пуле­метного полка в армии махновцев, а затем командир особой группы войск. Сыграл видную роль в разгроме Деникина осенью 1919 г. и в ликвидации Врангеля в 1920 г. В боях с Деникиным и Вран­гелем был несколько раз ранен. В августе 1921 г. в боях с крас­ными был тяжело ранен. Судьба неизвестна.
Братья Лепетченко — Иван и Александр. — Крестьяне с. Гуляй-Поля. Анархисты. Одни из первых, поднявших восстание против гетманщины на Украине. Активнейшие работники револю­ционного повстанчества как на фронте, так и внутри района. Алек-SfHflp Лепетченко был расстрелян большевиками весной 1920 г. в Гуляй-Поле, как активный махновец. Иван Лепетченко до самого Разгрома занимал ответственный пост в армии повстанцев-махновцев.
Серегин. — Крестьянин. Анархист с 1917 г. Участник повстан­ческого движения с первых дней его. В армии повстанцев-махнов­цев занимал ответственный пост начальника снабжения армии.
Григорий и Савва Махно. — Родные братья Н. Махно.
Григорий Махно в 1918 г. и в начале 1919 г. участвовал в боях против контрреволюции на царицынском фронте, занимая от­ветственный пост начальника штаба 37-й красноармейской бригады. В армию повстанцев-махновцев вошел весной 1919 г. Выполнял должность помощника начальника штаба армии. Убит в боях с деникинцами под Уманью в сентябре 1919 г. одновременно с Иси­дором Лютым.
Савва Махно — старший из всех братьев Махно — принимал участие в рядах повстанчества с начала австро-германской окку­пации. В начале 1920 г. был схвачен большевиками в Гуляй-Поле и расстрелян, главным образом из-за Нестора Махно. Осталась большая семья.
* * *
Из-за отсутствия в нашем распоряжении необходимых биогра­фических данных мы не можем полно отметить всю многочислен­ную плеяду деятелей махновщины, игравших активную ответственную роль в движении, как-то:
Гаркуша — командир особой группы войск повстанцев-махновцев, убитый в 1920 г.;
Коляда — член штаба армии;
Дерменджи — начальник связи;
Правда — начальник армейского обоза;
Бондарец — командир всей конницы, убитый в 1920 г.;
Чубенко — начальник подрывной команды1;
Брова — командир особой группы войск;
Домашенко — комендант штаба армии;
Забудько — командир особой группы;
Тыхенко — начальник отдела снабжения армии;
Бурыма — начальник подрывной команды;
Чумак — казначей армии;
Крат — заведующий хозяйственной частью,
и много других. Все они вышли из низов трудовой массы в наиболее революционный героический период ее жизни и не щадя сил служили движению до последних дней.
Категория: ИСТОРИЯ МАХНОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ | Добавил: historays
Просмотров: 1075 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Может пригодиться

Интересное
Культурно-школьная программа
ЗАГАДКИ, ИЗВЛЕЧЕННЫЕ ИЗ ГЛУБИН
В год 6502 (994).
Во главе Украины
СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ЛЮДИ-РЫБЫ?
МИФЫ ДОГОНОВ
Пример политического долголетия

Копирование материала возможно при наличии активной ссылки на www.historays.ru © 2024
Сайт управляется системой uCoz